«Красивая работа»

Слово «дизайнер» стало настолько обиходным, что порой хочется вернуться к забытому понятию «оформитель». Уж все вокруг дизайнеры: и те, кто собачек стрижёт (хотя им повезло больше, поскольку есть специфический термин «грумер»), и те, кто торт украшает.

Хорошо, что ещё в интерьере можно встретить «декоратора». Это честнее и точнее, если узкий специалист не связан с архитектурной грамотой. Всё-таки дизайнер, в особенности, работающий с предметным миром, должен знать поболее простые законы композиции. А то собрание профессионалов, что сейчас цитируется в залах на «Мойке-8» в экспозиции «Сделано в СССР», очень ярко показывает ещё и уровень вовлечённости специалистов в экономическую, производственную и социальную жизнь страны. Ведь заказные работы приходили из самых разных сфер. Сравнивая тогдашние достижения, видишь колоссальный диапазон не поверхностного украшательства, а созидания принципиально новой среды обитания.

Микроавтобус РАФ
Светлана Мирзоян. Микроавтобус RAF-977. Latvia. 1959 год.
Эта выставка – своего рода «Капсула времени», которая зримо и понятно выкладывает хронологию и диапазон произведений промышленного дизайна. Хочется называть это произведениями, потому что и время уже наслоило на них патину «классики» и сами по себе эти работы обладают несомненной ценностью. Здесь можно увидеть и вантовый мост, и телевизионные камеры доцифрового времени, и теплоходы для речной навигации, и систему пиктографического сопровождения московской олимпиады.

Электровозы, бытовые магнитофоны, станки металлообработки, мелкая бытовая техника – это всё усилия дизайнеров. Трактора и бинокли, упаковка для слесарного инструмента, лыжи, программируемые калькуляторы – всюду требовалась иная грамота и новое видение.

Комплект «Взор»
Вячеслав Фатов. Видеокомплект «Взор»
Детский конструктор и гигантская техника для рудных карьеров, ручная швейная машинка для мелкого ремонта и козловой кран, наручные часы и самолёт – здесь собрана впечатляющая панорама вещного мира, создававшего производственную и бытовую среду жителя страны предшествующего времени. А погружённость в заводское производство дизайнеров, работавших в такой новой тогда и непростой дисциплине, как «техническая эстетика», стала залогом точных решений и блистательных находок. Красота как предельное выражение функциональности – это было новым представлением о прекрасном. Работающая красота как квинтэссенция знаний об эффективности, выплавленная в новых формах.

Пульт управления судном. 2.Автоматизированное рабочее место рулевого для разных классов судов
Анатолий Кузнецов. Пульт управления судном и автоматизированное рабочее место рулевого для разных классов судов
Да и заводские интересы и стандарты производства менялись после того, как к изготовителям приходили дизайнеры. Сама культура работы менялась, привычки и технологии подвергались решительной ревизии с тем, чтобы соответствовать и человеку, как субъекту, и времени, как шкале современности. Искусственная среда, в которой человек живёт и работает, неизбежно нуждается в согласованности с новой природой пользователя – Homo Urbanus. Пользователь берёт в руку сковороду и, разумеется, не задумывается над тем, что её прототип держал в руках дизайнер, пропуская форму и материал через все свои расчёты, сомнения, озарения и предвидения.

Проект набора кухонной посуды, 1990-е годы.
Татьяна Самойлова. Проект набора кухонной посуды, 1990-е годы.
Конечно, на всём этом лежит неизбежная пыль ушедшего времени. Но то, что сейчас воспринимается как архаика, в своё время олицетворяло собой настоящие прорывы и откровения, менявшие и предметную среду, и социально-поведенческие нормы. Видеть в этом только отжившей своё «паноптикум» – непростительное верхоглядство. В этих раритетах порой таятся уникальные решения, превращавшие даже простые вещи в революционные новшества. Нынешнее скорбное сетование мэтров дизайна на «времена и нравы» оплакивает неисчислимые потери производственных возможностей и интеллектуальных ресурсов, без которых экономика страны попросту перестаёт существовать. И это то, что мы с горечью наблюдаем.

Дизайн удлиннителя-разветвителя
Валерий Тимошенко. Дизайн удлиннителя-разветлителя. 1984 год
Чрезвычайно любопытна подборка технологических и визуальных решений, собранных под шапками «Впервые…». В России, СССР и мире. Там всё сплошь фантастические находки. Когда видишь это в одной экспозиции, время будто спрессовывается дайджестом. В нём «одним взглядом» можно увидеть недавнюю историю страны, явленную и сфокусированную разнообразными достижениями. И зримое участие в них творцов, обладающих особым даром чувствования и знания, показывает роль дизайнера в преобразовании искусственной среды.

img_28.jpg
Владимир Степанов. Акустические колонки
Психолог, эргономист, технолог, инженер, художник – все эти дисциплины объединены в дизайнере. Т.е. соединённость усилий в одном специалисте или их команде – а это в любом случае «командная игра» – вот то знаковое отличие, что отделяет профессионалов от имитаторов и временщиков. Это одна из самых синтетических профессий, в которой уверенные навыки из разных областей сплавляются в цельное мировосприятие и миропереустройство.

Разумеется, досадным недостатком экспозиции является отсутствие предметных образцов. Но энтузиасты Санкт-Петербургского Союза дизайнеров уверены, что это временная заусеница. Давно назрела нужда сформировать профессиональный музей дизайна в городе. И тут требуются усилия не только увлечённых, но и вовлечённых.

30-летие Санкт-Петербургского Союза дизайнеров, которое отмечается в этом декабре, даёт красивый повод говорить о людях, ломавших стандарты, прозревавших будущее, воплощая его в материале. Легендарные мастера, невидимые волшебники своим мастерством создавали сугубую ежедневность. А уж открыть здесь за давно знакомой вещью её творца – это дорогое откровение. Эта выставка – хороший способ увидеть, что дизайн много больше «оформления». В умном дизайне красота вещи – это функция толковой работы. И в этом его живой смысл.

Владимир Корольков,
член секции «Графический дизайн» Санкт-Петербургского Союза дизайнеров