Разговор с дизайнером. Евгений Монгайт

Евгений Монгайт: «Дизайн – это образ мышления и творческий метод»

Мы начинаем цикл интервью с петербургскими дизайнерами, стоявшими у истоков создания нашего Союза. В декабре 1987 года они учредили Ленинградскую организацию Союза дизайнеров, созданную по решению Съезда Союза дизайнеров СССР, правопреемником которой сегодня является Санкт-Петербургский Союз дизайнеров. Что изменилось с того времени, а что осталось неизменным? В чём задача дизайна, и почему промышленный дизайн сегодня не востребован так, как хотелось бы? Искать ответы в процессе общения будет Сергей Дужников, председатель секции промышленного дизайна СПб Союза дизайнеров.

Евгений Могайт
Евгений Монгайт. Фото: © Александр Трофимов. 2015

Евгений, добрый день.

Согласен, день сегодня не самый плохой.

Расскажи, пожалуйста, как получилось, что ты выбрал стезю дизайнера?

Ну, во-первых, выбирал я стезю не дизайнера, а художника-конструктора, что гораздо точнее определяет смысл моей профессии.

Ты абсолютно прав – у меня ведь тоже в дипломе о высшем образовании написана специальность: «художник-конструктор», что русскому языку более близко и понятно.

Именно так. У меня началось всё с любви к технике. Вот почему в 1961 году, после седьмого класса, я поступил в Ленинградский Радиотехнический техникум №1 на факультет «автоматики и телемеханики». Очень хотелось сделать робота. Но, как это часто бывает, учили меня всему, кроме робототехники. Однако разочарования не наступило, так как я приобрёл много полезных знаний и навыков и, как это не парадоксально, увлёкся изобразительным искусством. Рисовал я неплохо ещё с детства, поэтому попал в редколлегию стенгазеты. Коллектив там подобрался небольшой, но сугубо интеллектуальный. Музеи, выставки, художественные альбомы, интересные книги (в том числе и запрещённые), научная фантастика, джаз, твист, рок (тоже запретные), драмкружок и т.д. Всё это и сформировало меня как личность. В результате, в 1965 году, получив диплом техника-электромеханика, я понял, что это не моё. С этим чувством я и пошёл в армию. Служил на Новой Земле с лета 1966 по декабрь 1968-го. В армии работал художником полкового клуба. За первое место в конкурсе армейских клубов Ленинградского военного округа был награждён Грамотой Командующего и двухнедельным отпуском, что на Новой Земле было очень большой редкостью. Собственно здесь, в армии, я приобрёл профессиональные навыки художника-оформителя. После армии устроился на завод «Северный Пресс» техником-конструктором. В конструкторском бюро мне пытались поручить проекты изделий, которые требовали других профессиональных знаний. Тут я и узнал, что существует ВНИИ ТЭ* и там работают выпускники Мухинского училища. Круг замкнулся. Будущая профессия определилась. Мой путь лежал в Высшее Художественно-промышленное училище им. В.И.Мухиной! Оставалось поступить и закончить. Что я успешно и сделал. В 1970 году поступил и в 1975 году закончил с «Красным» дипломом художника-конструктора. Вот как-то так.

И как сложилась дальнейшая судьба, профессиональная карьера?

В 1975 году сразу после окончания «Мухи» я распределился во Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики, Ленинградский филиал (ЛФ ВНИИ ТЭ), который располагался в Михайловском замке. Интересно, что техникум, в котором я учился, располагался почти рядом, на углу Чайковского и Моховой, в пяти минутах от «Мухи». Круг действительно замкнулся. Сначала я работал художником-конструктором в секторе «приборостроения», отдела «машиностроения». Затем, с 1985 года, главным дизайнером отдела «товаров народного потребления» вплоть до закрытия института. За это время сделал очень много интересных проектов. Получил 5 дипломов за победы в конкурсах среди филиалов ВНИИ ТЭ, 36 авторских свидетельств на промышленные образцы. Мои работы экспонировались на многих международных выставках: в Германии, Индии, Чехословакии, Югославии, Венгрии, Канаде. Участвовал в международном проектном семинаре ICSID «Будущее часов» в Ереване в 1985 году. В общем, в институте был не на последнем счету. Грамоты и благодарности девать некуда, и в Книге Почёта ЛФ ВНИИ ТЭ был. В 1996 году институт закрылся по известным причинам, и на этом моя производственная карьера закончилась. С тех пор нахожусь в свободном полёте, как сейчас говорят, «фрилансер».

Тобою сделано много значимых проектов, и не только в области промышленного дизайна, который сейчас, увы, переживает в нашей стране не самые лучшие времена. Какие твои проекты представляются наиболее важными и интересными? И, кстати, актуален ли сегодня опыт ВНИИТЭ?

mongait_works_09.jpg
Центр управления химическим производством. Комплексная дизайн-разработка системы типовых конструкций для НПО «Химавтоматика», г. Северодонецк.
Соавтор  А.Кузьминский, рук. Б.Иоффа. 1984-85 гг. Из архива Евгения Монгайта
Евгений Монгайт, Программа «Часы»
Комплект многофункциональных часов. Автор В. Ивеницкий. Дизайн-программа «Часы»  по заказу ВНИИ «Часпром», г. Москва. Руководство проектным направлением. 1985-87 гг.. Из архива Евгения Монгайта
Телефон Contact. Дизайн: Евгений Монгайт
Многофункциональный телефонный аппарат «Contakt». Заказчик ООО «Контакт», г. Санкт-Петербург. 1991 г. Из архива Евгения Монгайта
mongait_works_03.jpg  mongait_works_04.jpg
Передвижной рентгенографический  аппарат «АПР-1». Заказчик НИПК «Электрон», г. Санкт-Петербург. 2004 г. Из архива Евгения Монгайта
Я их просто перечислю без подробных комментариев, иначе это займёт много времени: дизайн-проект и внедрение комплекса жеребьевочного оборудования для «Олимпиады-80» в Москве (Диплом Оргкомитета «Олимпиады-80» 1979-80 гг.), комплексная дизайн-разработка для НПО «Химавтоматика» (разработаны: центральный пункт управления химическим производством, пульты управления, приборы контроля и т.д. Диплом за 1 место в конкурсе ВНИИТЭ, 1984 г.),  дизайн-программа «Часы» (Руководство проектным направлением. Разработано около 200 моделей часов. Диплом за 2 место в конкурсе ВНИИТЭ.1985-87 гг.), дизайн-программа «Эрмитаж» (Разработаны концепция входной зоны музея, входа с Дворцовой площади, главного вестибюля, организация пространства главного двора, система информационного обеспечения входной зоны, носители информации; фирменный графический стиль Государственного Эрмитажа: знак, логотип, эмблема, деловая и рекламная документация, дипломы и т.д. (1996-98 гг.), дизайн-проект информационного обеспечения помещений Городского бюро регистрации недвижимости СПб (ГБР). Разработана система размещения и предъявления информации, информационный центр, оформление интерьеров.(2001 г.), корпоративный стиль (CI) Государственной транспортной авиакомпании «Россия» (Разработаны фирменный графический стиль, оформление воздушного и наземного транспорта, рекламные материалы, фирменная атрибутика лётного состава, интерьеры главного офиса компании и т.д., 2006-2007 гг.), фирменные графические стили крупных компаний: компьютер-центра «КЕЙ», строительного концерна «ОМЕГА», «Град-инвест» и ещё много других не менее интересных работ.

Дизайн-программа «Эрмитаж»
Дизайн-программа «Эрмитаж». Руководство программой. Соавторы: О.Горбань, И.Юсфин (концепция), А.Кузьминский, Е. Табачникас (графика). Из архива Евгения Монгайта
Oreanda-205L
Стереомагнитола «Ореанда-205» с лазерным проигрывателем. Заказчик НПО «Фиолент», г. Симферополь. 1989 г. Из архива Евгения Монгайта
Корпоративный стиль (CI) Государственной транспортной авиакомпании «РОССИЯ»
Корпоративный стиль Государственной транспортной авиакомпании «Россия». Заказчик ФГУП «ГТК «Россия», г. Санкт-Петербург. 2007-08 гг. Из архива Евгения Монгайта
Относительно опыта ВНИИТЭ, то, мне кажется, аналогичная структура, но, конечно, переложенная на сегодняшний день, у нас Питере была бы не лишней. Думаю, что Союз дизайнеров и должен заполнить эту нишу, именно это и есть задача СПб Союза. Кстати, в Москве ВНИИ ТЭ сохранилось и продолжает работать.

Раз уж мы заговорили о Союзе дизайнеров. Что такое для тебя Союз и как ты видишь его будущее?

Наверно, сейчас он заменяет мне ВНИИ ТЭ, в котором я проработал 20 лет. Союз дизайнеров СССР и создавался ВНИИ ТЭ во главе с Ю.Б. Соловьёвым. В декабре 1987 года я был делегатом учредительного Съезда Ленинградской организации Союза и стал членом первого Правления ЛОСД**. Мы фактически с нуля разрабатывали Устав, структуру, формы деятельности. Это целая история. Тогда Союз создавался по аналогии с другими творческими Союзами: Союзом художников, Союзом архитекторов. При Советском Союзе цели и задачи Союзов были иные. Но Советский Союз рухнул, не стало «руководящей и направляющей роли партии», а структуры, во многом, остались прежние. Пришлось подстраиваться и просто выживать. И сейчас, так получается, что мы в некоторой степени продолжаем то, что было начато при советской власти. Давай посмотрим на деятельность Союза дизайнеров России, из которого мы успешно вышли. Чисто «совдеповская» структура! Сейчас нам надо находить новые подходы и решения, созвучные эпохе. Хотелось бы, конечно, почувствовать поддержку государства, но это «глас вопиющего в пустыне». Надо думать и действовать самим. Чем, впрочем, мы и пытаемся заниматься.

И последнее – дай, пожалуйста, своё личное определение, что такое «дизайн».

Скажу коротко: «Дизайн – это образ мышления и творческий метод».

Евгений, большое спасибо за откровенный и содержательный разговор!

С Евгением Монгайтом беседовал Сергей Дужников

line.jpgНаша справка:

Евгений Монгайт – член Союза дизайнеров со дня основания, в 1987 году. Делегат Учредительного съезда Ленинградского отделения Союза дизайнеров СССР. Член первого правления ЛОСД. В настоящее время член Правления Санкт-Петербургского Союза дизайнеров, Председатель приемной комиссии СПбСД. Награждён медалью в честь 300-летия Санкт-Петербурга, Почетной грамотой Союза Дизайнеров России, Почетным знаком Союза дизайнеров России «За заслуги в развитии дизайна».

* ВНИИ ТЭ – Всероссийский (до 1992 г. – Всесоюзный) научно-исследовательский институт технической эстетики
** ЛОСД – Ленинградское отделение Союза дизайнеров