«Только вместе». Сестры Тарасовы

Наталья и Татьяна стали победителями на конкурсе мирового дизайна в Гонконге «International Jewellery Design Excellence Award» 2017, в номинации – «Инновация и уникальность в дизайне».

В нашей стране сообщество художников ювелиров живет довольно замкнутой жизнью. Выход за границы государства очень сложен по причине жесткого законодательства в отношении драгоценных материалов. Участие в международном конкурсе, это большая редкость, а победа – событие колоссальное.
Использование не драгоценных материалов, формально упрощает процесс, но психологически барьер преодолеть очень трудно, по крайне мере мне. Восхищаюсь людьми, которые смогли это сделать!

Когда видишь талантливого человека, это огромное уважение, если двое талантливых – вдвое больше, если они родственники – это полный восторг! И немного зависти, наверное, поэтому встречаемся мы в вчетвером, у меня тоже есть пара – искусствовед Екатерина Кулешова. Эта статья – наша с ней совместная работа. Творчество Натальи и Татьяны хорошо известно в профессиональном сообществе, работы имеют множество конкурсных наград, их часто можно увидеть на выставках. Сегодня наш разговор, в основном, об одной коллекции, выполненной в нетрадиционной технике для ювелирного искусства, но тем интереснее она с точки зрения дизайна. Авторы часто не могут позволить даже приблизиться другому человеку к процессу создания своей работы и конечно интересно узнать, как это – все делать только вместе!

Сестры Тарасовы
Наталья и Татьяна Тарасовы. Фото: @ Александр Трофимов. 2017

И первый наш с Екатериной вопрос: что было вначале?

Наталья: В советские времена, у нас папа увлекся ювелиркой и увлекся настолько сильно, что вовлек всех членов семьи. Ювелирное обучение и практика начались с раннего детства, первую работу я сделала в десять лет. Естественно это дало какие-то плоды, в том смысле, что, чем раньше ты начинаешь, тем больше у тебя опыта. Когда началась конкурсная система, в 1996 году был объявлен первый конкурс молодых ювелиров, в котором мы приняли участие, и, чтобы исключить соперничество друг с другом, которое могло бы убить отношения, папа сказал, что мы будем выступать всегда в соавторстве.

Серьги. «Without reveгse side». Бумага, серебро, смешанная техника, 64х51х36мм. 2014Конкурс «Образ и форма» 2014, I место в номинации «Фантазия-изделие».Специальный диплом Санкт-Петербургского Союза дизайнеров.
Серьги. «Without reveгse side». Бумага, серебро, смешанная техника, 64х51х36мм. 2014 Конкурс «Образ и форма» 2014, I место в номинации «Фантазия-изделие». Специальный диплом Санкт-Петербургского Союза дизайнеров.

Екатерина: Как создаются ваши работы?

Наталья: Все работы делаются индивидуально: есть вещи, выполненные Татьяной, есть – мои. Естественно мы советуемся, но чаще всего это получается так: «Я не очень понимаю, что у тебя получится, доделаешь – посмотрим». Дальше мы уже принимаем решение, нравится, подходит работа или нет. Видение процесса идет практически параллельно и это связано с тем, что мы работаем вместе и в конкурсах одинаковое количество времени участвуем. Одновременно приходит получение информации, поэтому примерно одинаково видим решение тех или иных вопросов. Идея с бумагой и как с ней работать возникла у Татьяны. У нас есть предприятие, где существуют определенные ограничения по форме, по размеру, по весу и так далее, они не всегда приятны для тебя, как для художника, поэтому в выставочной деятельности мы уходим от этих регламентов и рассматриваем уже изделие, как объект соразмерный человеку, ориентируемся на создание подиумных вещей. Такие изделия получаются после решения многих задач, например, если хочется сделать украшение в определенной фактуре, то сразу начинаешь думать над материалом, формой…

Серьги «Without reveгse side»-2.jpg
Серьги. «Without reveгse side». Фрагмент.
Татьяна: Тяжелый вопрос про творчество, то как оно идет, из чего возникает, я никогда не могла дать четкий ответ на этот вопрос для себя, да и ни для кого. Даже если меня просят назвать работу, если бы не было конкурсной системы, у нас бы вообще названий у работ не было. Это является требованием представления работы на конкурс. У нас продуктивнее получается работать, когда есть жесткое ограничение времени и это дает всегда очень хороший результат. Есть задача и есть, например, два дня, если времени больше, то начинаешь по древу растекаться. Например, про конкурс «Бумага и …» узнали достаточно поздно, буквально недели за две.

Александра: Мне кажется, дизайн состоит исключительно из ограничений, чем более жесткие условия, тем выше уровень дизайна может быть. Смысл написанных слов, может сделать бумагу драгоценностью. Вы превратили бумагу в драгоценность, благодаря своей идее.

Наталья: Да, движет талант и это – драгоценность. Если ты умеешь видеть красоту, ее извлечь и преподнести, и не важно какой используется материал. Ведь есть огромное количество дизайнеров, художников, которые работают с нетрадиционными материалами и есть огромная индустрия по бриллиантам и золоту, где создается не такое большое количество красивых вещей, а их ценность определяется именно материалом. Художественная ценность определяет совершенно другой подход… Никто не знает откуда берется идея, ты можешь идти по улице и увидеть красиво лежащий листик в луже, на который никто не обращает внимание, а у тебя из этого родится работа, как-то переработается, трансформируется… Что это? Откуда это все?

Александра: Мне очень нравится эта коллекция, убедительность формы, изысканность фактуры, для меня любой материал может быть средством. Технологии традиционных производств развиваются и мы видим огромное количество бриллиантов, количество убивает их ценность. Расскажите о конкурсе в Гонконге, как вы решили в нем участвовать?

Татьяна: Было интересно поучаствовать именно в международном конкурсе за пределами России. Мы все-таки варимся очень в ограниченном пространстве, поступает мало информации. Получается, что в нашей стране дизайн замкнут сам на себе – это плохо для развития. Нам было интересно посмотреть, что происходит на международном уровне. Возможность поучаствовать в этом конкурсе предоставляет «Русская бриллиантовая линия». Он проходит в несколько этапов: сначала надо победить в региональном конкурсе, потом подать заявку на «Бриллиантовую линию» в своей стране. Они выбирают десять лучших работ, которые уже победили на конкурсах в своей стране и отправляют фотографии работ жюри в Гонконге, из этих работ выбирают восьмерку лучших и четверку, как запасной «парашют». Из восьми лучших должен приехать каждый и привезти свою работу для того, чтобы жюри посмотрели ее визуально. Если участник не приезжает, то его место занимает человек из четверки запасных. Мы приехали и победили в номинации «Инновационность и уникальность дизайна». В этом году участвовало 27 стран.

Кольцо. «For Form Plasticiti». Бумага, янтарь, серебро, смешанная техника, 83х77х80мм. 2015Конкурс «International Jewellery Design Excellence Award» 2017, номинация «Инновация и уникальность в дизайне» 1 место.
Кольцо. «For Form Plasticiti». Бумага, янтарь, серебро, смешанная техника, 83х77х80мм. 2015 Конкурс «International Jewellery Design Excellence Award» 2017, номинация «Инновация и уникальность в дизайне» 1 место. Конкурс «Junwex Петербург» 2017. 1 место в номинации «Ювелирный эксперимент».
Кольцо. «For Form Plasticiti»
Кольцо. «For Form Plasticiti». Фрагмент.

Александра: Значит в вашей работе был бриллиант?

Татьяна: Нет, это условное название. Этот конкурс все-таки не дизайнерский и работы были представлены достаточно классические. Гонконг – это очень специфический дизайн в принципе, то есть он очень восточный с огромным количеством бриллиантов.
Наталья: Данный конкурс в Гонконге сейчас пытается занять место «Де Бирс», после того как «Де Бирс» перестал проводить конкурсы, они проводят их у себя. Удивительное дело, каким образом туда попала бумага. Мы очень сильно удивились, потому что все остальное, что там было продемонстрировано - это бриллианты. Видимо, в жюри были дизайнеры, у которых было другое видение.
Татьяна: Выставка, проводимая конкурсом, конечно, производит сильное впечатление. Во-первых, не ожидаешь таких объемов, входишь в павильон и не видишь конца.

Серьги. «Волна». Бумага, серебро, холодная эмаль, смешанная техника, 63х38х57мм. 2016
Серьги. «Волна». Бумага, серебро, холодная эмаль, смешанная техника, 63х38х57мм. 2016
серьги «Волна»
Серьги. «Волна».Фрагмент.

Александра: Расскажите о технике склеивания бумаги.

Татьяна: Мы выбрали именно бумагу из-за возможности набирать цветные объемы, склеивая слои. Если работать с камнем, то это очень дорогостояще, и ты должен все равно работать с камнерезом, которому тяжело объяснить, что ты хочешь. В данной технологи можно набрать объем и очень быстро вырезать из него самому ту форму, которую ты чувствуешь. Главное – происходит работа и с цветом, и с фактурой, с ритмами.

Наталья: Композиция, либо скульптура – это ритмические рисунки, форма – это уже скульптурные объекты. Ты берешь бумагу, эпоксидку и клеишь – это вся технология. А дальше начинается процесс творчества, твоего мышления.

Татьяна: Самое интересное в технологии – выбор бумаги и подбор ритмов. Как твои ритмы «лягут» на форму, которую ты смоделировал просто на интуиции. Много брикетиков лежит у нас дома, которые просто не получились.

Александра: Я так поняла, что придумывает все-таки один, второй наблюдает на расстоянии…

Наталья: Нет, каждый свое. Если у Татьяны появилась идея сделать работу из бумаги, то уже начинаются эксперименты. Основными материалами служат клей и бумага, но можно использовать различные вариации этих материалов. Всего в коллекции шесть или семь работ, как моих, так и Татьяниных.

Татьяна: Немного неправильно говорить, что делает один, что – другой. У  всех людей есть взаимовлияния и вопрос не в том, кто сделал, а в том, что будет делать другой человек, если второго не будет. Наши эмоции, которые отражаются в работе, продиктованы нашим окружением. Если окружение меняется, то что будет с тобой, как с творческой личностью – это большой вопрос, поэтому жестко вопрос об авторстве я бы не ставила… То, что мы делаем, мы делаем именно так, потому что находимся именно в таком общении. Если общение станет другим, то неизвестно, какие будут работы и будут ли?

Александра: Такое взаимодействие, как ваше, оно достойно очень большого уважения. Очень распространенно желание в совместных проектах быть лидером, присвоить себе, выяснять авторство.

Наталья: Наше мнение совершенно другое, ведь основная задача – помочь друг другу.

Татьяна: Есть такая известная мысль, что только в другом человеке мы можем обрести полноту себя и это про нас в полной мере.

Александра: Если продолжить говорить о коллекции, то есть ли у вас какие-то идеи ее продолжать или так все достаточно спонтанно?

Татьяна: Свободно, внезапно. Мы её в общем-то развили, сделав гофрированную бумагу с холодной эмалью, там тоже получился очень красивый неожиданный результат, но какого-то выстраивания творческого процесса у нас нет. Очень многое решает сам материал, в каком-то смысле, управляя процессом воплощения идеи. Ну и случайность конечно.

Серьги. «Чита-Грита». Серебро, бумага. 2016Конкурс «Образ и форма» 2016, номинация «Фантазия-изделие» 1место.
Серьги. «Чита-Грита». Серебро, бумага. 2016 Конкурс «Образ и форма» 2016, номинация «Фантазия-изделие» 1место.

Александра: А те заготовки, которые на данный момент вам кажутся какими-то неудачными склейками бумаги, могут быть еще полезны?

Наталья: Могут, но скорее всего нет. Мы не боимся переделывать и не боимся разбивать работы. В этом смысле мы не экономим. В результате выходят такие работы, которые нравятся нам уже в конечном итоге.

Александра: Вы выставляли где-нибудь полную коллекцию?

Наталья: Редко, у нас, к сожалению, нет для этого площадок, в результате, мы выставляемся только на промышленных выставках. Музейные выставки обычно тематические, что не позволяет выставить полную коллекцию, да и проводят их редко. Выставки художников-ювелиров вообще редкость.

Екатерина: Одним словом, нет возможно продемонстрировать свои новые работы?

Татьяна: Понимаете, у государства нет заинтересованности, ничего не вырастает на пустой почве. Пока вы не вкладываете во что-то деньги, в общем-то, ничего не получится, то есть, надо готовить кадры, создавать информационное поле для того, чтобы эти кадры росли. У нас сейчас таким информационным полем занимается только Галина Николаевна Ковалева с проектом «Образ и форма». Все.

Для того, чтобы мне сделать выставочную работу, я на месяц или на полтора исключаюсь из процесса и занимаюсь только этим. Делаем мы по две-три работы в год, три-четыре месяца в году ты занимаешься абсолютно неоплачиваемой деятельностью. Откуда появилось наше предприятие? Мы делали выставочные работы, естественно, из материалов, которые были дома. Когда переплавили, что называется, последнюю серебряную ложку, и уже просто не из чего было делать, возникла у папы идея создать предприятие. Десять лет потом мы не выставлялись, потому что не было времени сделать выставочную работу. Это был период, когда мы ничего не делали как художники, занимались только производством. Сейчас оно у нас развернулось так, что мы в состоянии себе позволить четыре месяца в году заниматься тем, чем хотим, тратить средств на материалы столько, сколько нам необходимо.

Наталья: Ювелирка – это очень серьезная база, которая сама по себе возникнуть не может. Человек, у которого нет оборудования, сделать ничего не сможет. Даже, чтобы делать что-то из бумаги, нужна хотя бы бормашина, нужен верстак, нужно помещение. Например, в Финляндии, люди на гранты покупают оборудование, есть целые мастерские, в которых работают несколько авторов и пользуются совместным оборудованием. В результате концептуальное западное искусство получается более долговечным, потому что они могут на гранты делать изделия из нормальных материалов.

Татьяна: Известная же история про Микеланджело. Ему дали заказ сделать статую. Приходит заказчик, стоит Микеланджело перед мраморной глыбой. Заказчик спрашивает, когда он начнет работать. Он отвечает, что работает. Приходит через месяц. Задает ему такой же вопрос. Микеланджело отвечает, что он работает. Приходит через полгода и видит все ту же глыбу и рядом стоит художник. Микеланджело говорит заказчику опять, что он работает. И через несколько месяцев он создает Давида. Попробуй кому-нибудь объяснить, что для того, чтобы сделать Давида нужно несколько месяцев быть в состоянии связи с космосом. Прожить работу эмоционально, интеллектуально, для этого нужно время, но в это время надо и как-то существовать.

Наталья: Вы вспомните, раньше в советское время Союз художников, тогда еще не было Союза дизайнеров, выполнял какую функцию? У человека шел стаж, ему платили зарплату, потому что у него выкупали все, что он делал, выкупало государство. Это была государственная программа. Сейчас на что художник должен существовать? Какие функции у всех общественных организаций? Вопрос касается и возможности выставляться, если платно не получается, то происходит ступор.

Татьяна: Отвечая на вопрос, выставляли ли мы всю коллекцию, да мы бы выставили, но нет государственной заинтересованности в развитии дизайна.

Наталья: Мы хотим заниматься тем, что нам нравится. И хотим, чтобы вместе с нами развивались люди, чтобы было этих людей как можно больше, потому что в этой среде действительно рождается и рождается монументальное искусство.

Екатерина: Что вас вдохновляет?

Татьяна: Я откровенно не знаю. У меня отношение может быть и к авторству не такое как Александра рассказывала, что люди на этом очень настаивают. Я себя ощущаю антенной, транслятором. Если перестать работать, то связь эта теряется.

Наталья: Авторство оно все равно где-то там и вдохновение… ты просто идешь и вдруг в какой-то момент понимаешь, что ты хочешь что-то сделать и ты начинаешь об этом думать. Если не работать, то перестают приходить идеи, уходит желание работать.

Татьяна: Настраиваться очень тяжело, когда начинаешь проворачивать этот механизм, начинаешь действительно из себя что-то выдумывать – это очень сложно. Но вот когда уже «подключился», то все движется совершенно естественно, как вспышки, раз – и видишь, что собираешься сделать, имеешь полное представление. Но может возникнуть единственный вопрос, когда понимаешь, что недостаточно навыков сделать работу настолько прекрасно, как ты её увидел. Это тоже достаточно частая ситуация, когда представление о том, какая должна быть работа, у тебя есть, а воплотить её так, как ты её видишь, не можешь. Это уже вопрос о нехватки мастерства.

Серьги. «Супрематические фантазии». Серебро, бумага. 2017
Серьги. «Супрематические фантазии». Серебро, бумага. 2017

Александра: Чем вы увлекаетесь?

Наталья: Мы, что называется, за любой кипишь. С детства у нас было так, что один кружок обязательно, остальные по выбору. ИЗО-студия была всегда обязательна, а по выбору занимались всем: шахматами, вышиванием, макраме, мягкими игрушками, спортом, в хоре пели, что только не делали. Чем шире у тебя кругозор, чем больше у тебя увлечений, тем больше у тебя возможностей.

Александра: А сейчас, у вас что осталось… шахматы?

Наталья: Наверное, да. Люди растут и мы управляем предприятием. Там так интересно, вот даже не передать. Это большой мир, который достаточно тяжело выстраивать.

Александра: Вы продаете вещи из эксклюзивных коллекций?

Татьяна: У нас нет пока такого опыта. Люди часто спрашивают, но вещи не носибельные, они только коллекционные и музейные, поэтому отдаем в музеи. У нас не было никогда посыла их продавать. Довести до логического конца сделку у нас обычно не получается.

Александра: Модели серийного производства – насколько интересно делать то, что человек будет носить, и то, что будет для него ценным?

Наталья: Это абсолютно разные, но, безусловно, интересные виды творчества, ставятся разные задачи. Предприятие – это очень интересный проект как таковой, мы получили по два-три дополнительных высших образования во время его создания. Важно было изучить все технологии, нужно понимать что происходит на каждом участке и как работает весь механизм производства. Мы знаем все по своему технологическому процессу, мы отработали его сами. Если есть восковка, мы сами сидим на восковке, есть огранка – сидим на огранке. Это дополнительное развитие. Что касается серийных работ, то они воплощаются коллекциями и существуют определенные ограничения по дизайну: чем вещь меньше, тем сложнее. Такие модели могут делать очень немногие люди, потому что сложно придумать что-то в маленьком масштабе так, чтобы это не было похоже ни на кого.

Татьяна: Вообще придумать маленькую вещь очень сложно. К нам приходят люди на практику из разных ВУЗов и думают, что справятся с задачей очень быстро. Мы им даем задание нарисовать модель. На следующий день студент приходит и говорит, что не понимает как это сделать, что это очень сложно.

Наталья: Модель должна быть красивой, технологичной. Поэтому выставочные изделия – это для нас отдых.

Татьяна: По постановке задачи это оказывается проще чем серийная вещь. Потому что совсем нет никаких ограничений.

Серьги. «Авангард». Бумага, мельхиор, смешанная техника, акрил, 63х38х27мм. 2015Конкурс «Junwex Петербург» 2015, номинация «Ювелирный эксперимент» 1 место.
Серьги. «Авангард». Бумага, мельхиор, смешанная техника, акрил, 63х38х27мм. 2015 Конкурс «Junwex Петербург» 2015, номинация «Ювелирный эксперимент» 1 место.

Екатерина: Вы сотрудничаете с другими дизайнерами на производстве?

Наталья: Найти дизайнера очень сложно. На самом деле получается, что все равно модели делаем только мы. Один раз только попался человек, который нормально делал по эскизам, но так не получается, люди, которые приходят не хотят работать в этом направлении. Ювелирка очень сложная специальность с той точки зрения, что человек, который спаял обручальное кольцо считает, что он уже Фаберже, но учиться при этом никто не хочет. Основная проблема состоит в том, что дизайнеры, которые пытаются сделать себе имя, не сотрудничают с производством. Наша фирма держится исключительно на нас в буквальном смысле.

Татьяна: Мы всегда ищем, но найти очень тяжело и если человек оседает, то это считайте повезло.

Наталья: Считайте повезло, но потом его надо готовить, потому что помимо умения рисовать, нужно уметь делать вещи руками, понимать технологический процесс.

Александра: Что вы пожелаете дизайнерскому сообществу?

Наталья: Хочу пожелать заниматься творчеством. На самом деле нам интересны иностранные конкурсы, но не хватает информативного поля. Нужно, чтобы было больше авторов, хочется, чтобы проводилось больше мероприятий.

Татьяна: Чем больше конкурентная среда, тем лучше для культуры. У тебя могут появиться конкуренты намного сильнее, но, в тоже время, будет и возможность для роста.

Спасибо за долгий интересный разговор. Желаем вам и дальше работать и побеждать!

line.jpg

Тарасова Татьяна Юрьевна

Родилась Ленинграде.
В 1993 г. – окончила Санкт-Петербургское Художественно-техническое училище по специальности ювелир-монтировщик.
В 1998 г. – окончила Санкт-Петербургскую Академию Культуры, факультет «История русской культуры».
В 2008 г. – окончила Санкт-Петербургский Государственный политехнический университет, факультет «Экономика и управление на предприятии».
В 2010 г. – окончила Президентскую программу переподготовки управленческих кадров по направлению «Управление инновационными проектами».
В 2013 г. – прошла переподготовку в Санкт-Петербургском Государственном торгово-экономическом университете, по специальности «Маркетинг».
С 1998 г. – работает в частной ювелирной компании «Невский-Т» в должности коммерческого директора.
С 2003 г. – член Союза Художников России.

Приняла участие более чем в тридцати российских и международных выставках. Работы экспонировались в Государственном Эрмитаже и Этнографическом музее Санкт-Петербурга. Неоднократный победитель российских и международных конкурсов. Лауреат российской национальной премии в области дизайна «Виктория». Работы находятся в собрании Государственного Эрмитажа и музее Современного ювелирного искусства г. Пфорцхайм, Германия.

Тарасова Наталья Юрьевна

Родилась в Ленинграде.
В 1991 г. – окончила Санкт-Петербургское Художественно-техническое училище по специальности ювелир-монтировщик.
В 1997 г. – окончила Санкт-Петербургский Институт машиностроения ЛМЗ-ВТУЗ, факультет «Технология машиностроения».
В 2008 г. – окончила Санкт-Петербургский Государственный политехнический университет, факультет «Экономика и управление на предприятии».
В 2010 г. – окончила Президентскую программу переподготовки управленческих кадров по направлению «Управление инновационными проектами».
С 1991 г. – работала на предприятии «Русские самоцветы».
С1998 г. – работает в частной ювелирной компании «Невский-Т» в должности генерального директора.
С 2003 г. – член Союза Художников России.

Приняла участие более чем в тридцати российских и международных выставках. Работы экспонировались в Государственном Эрмитаже и Этнографическом музее Санкт-Петербурга. Неоднократный победитель российских и международных конкурсов. Лауреат российской национальной премии в области дизайна «Виктория». Работы находятся в собрании Государственного Эрмитажа и музее Современного ювелирного искусства г. Пфорцхайм, Германия.


Беседовали Екатерина Кулешова и Александра Траубе.