Западные тренды и петербургская мода

Тема прогнозирования в моде таит в себе известную неопределённость. Автор статьи Лариса Викторовна Королева – заведующая кафедрой дизайна костюма СПГХПА им. А.Л. Штиглица, профессор, член Международной Федерации художников (IFA), член жюри выставки-конкурса «Влюбленные в СПб» правомерно задаёт вопрос, о чём идёт речь: о развитии зарубежной моды или о том, каким образом искусство и местная культура участвуют в её развитии, которое многими воспринимается как расцвет возможностей и способностей петербургских дизайнеров костюма, а также о том, каким образом западная мода участвует в процессе развития отечественной индустрии.

Несмотря на то, что не так легко установить, каким образом индустрия моды участвует в процессе, который принято понимать как развитие, ясно по крайней мере, что она играет определённую роль в поддержании общественно-экономической системы в целом. В истории можно найти немало примеров такого участия моды, например, с середины XX века в послевоенный период, когда центром мировой экономики стали США. Необычайный по размаху рост производства в Америке привёл к появлению более функционального и свободного стиля в одежде – стиля «рабочей одежды». Нью-Йорк – новая столица моды, и американский образ жизни стали оказывать всё большее влияние на Европу, что привело в возникновению так называемой «промышленной моды» («прет-а-порте») и появлению «жизненного» стиля улицы.

Дипломная коллекция «Кукушкины слёзы», автор Кукушкина Наташа. Гран при международного конкурса молодых дизайнеров «Русский Силуэт», Москва, 2020
Дипломная коллекция «Кукушкины слёзы», автор Кукушкина Наташа. Гран при международного конкурса молодых дизайнеров «Русский Силуэт», Москва, 2020 

Важно отметить, что существующие в наше время уже в новых условиях предметы одежды из джинсовой ткани («деним») принимают активное участие в развитии массовой моды «нового города».1 Вместе с тем, чтобы это участие было реальным, техническая составляющая индустрии моды должна развиваться в соответствии с эволюцией и развитием общества. Появление «умных» тканей и их освоение производственным сектором вносит немало нового и способствует рождению инновационных идей, однако, навряд ли кто либо из представителей профессионального сообщества сегодня будет отрицать факт того, что в настоящее время сфера производства одежды (как у нас, так и во всём мире) обладает самыми консервативными технологиями, а значит, не может считаться соответствующей современному уровню технического развития общества.2

Наличие одновременно двух подходов к разработке и изготовлению одежды, совмещающих ручные и машинные технологии в дизайне – актуальная тенденция нашего времени. Сегодня это положение никого не удивляет, несмотря на то, что возможности ремесленного производства по затратам, с точки зрения современности,  явно проигрывают более полному, технически оснащённому сектору промышленного производства одежды. Использование инновационных технологий, освоение 3D-моделирования, ранее не доступного живому воображению, несомненно вносят в культуру моды немало нового и способствуют рождению возвышенных идей, но остаётся вопрос – совершенствует ли подобная техническая эволюция самого человека как потребителя? И не меняет ли она само понятие развития? С одной стороны технизация, с другой, естественная природа человека – оба существующие в едином процессе. Мода лишь «подбирает» факты. Если рассматривать данное положение в качестве прогрессивного развития, затрагивающего все сферы, входящие в круг интересов модной индустрии, то «необходимо заметить, что в понятии эволюции важно не только то, что в него включено, но и то, что исключается» [1, с. 34]

Модель из коллекции «Следы времени», автор Уркинеева Дарья, Лауреат (диплом 1 степени) международного фестиваля декоративно-прикладного искусства, коллекция «Следы времени», в номинации «дизайн костюма». Галерея АРТ МОЛ (Нью-Дели, Индия, 2016
Модель из коллекции «Следы времени», автор Уркинеева Дарья, Лауреат (диплом 1 степени) международного фестиваля декоративно-прикладного искусства, коллекция «Следы времени», в номинации «дизайн костюма». Галерея АРТ МОЛ (Нью-Дели, Индия), 2016

Дизайн костюма – это один из тех видов творческой деятельности, который способствует как культурному, так и материальному развитию, обладает подвижностью и ярко выраженной динамикой. Этот вид творческой деятельности можно назвать своеобразным «искусством жизни», которое проявляет себя не только в повседневности, развлечениях, но и в образовании, в труде, в отношениях между человеком и обществом, философии, науке и культуре. Таким образом, в обществе мода всегда стремится занять главенствующее положение, притягивая к себе почти все другие виды искусства, вбирая в себя кинематограф, графику, театр, живопись, не говоря уже о музыке. Сегодня, пожалуй, нет другого подобного вида творческой деятельности, столь специфического по охвату, которое пренебрегая границами, вовлекало бы в свою игру и навязывало бы свои правила.

Глобализация, как процесс развития мировой индустрии моды, неизбежно приводит к противоречиям с традиционными культурами, во всяком случае, в том виде, в каком они складывались и передавались из поколения в поколение. Можно даже сказать, что нет другого такого фактора, противостоящего моде, как местная традиция. Вот почему, при внедрении тех или иных модных тенденций в «незападных» обществах западным аналитикам не всегда удаётся учитывать их культурный код, что и создаёт на путях распространения моды разнообразного вида барьеры. Так, что же помогает моде их преодолевать?

Петербургская школа дизайна имеет свою собственную ценность как в плане художественного языка, так и в плане материального и технического исполнения. Следует признать, что именно художественный аспект в первую очередь позволяет преодолевать эти барьеры, когда единственным арбитром становится только внешнее впечатление от образа. Для большинства молодых людей эта особенность зрительного восприятия является решающей и позволяет судить о художественных достоинствах костюма независимо от его происхождения. Этим объясняется, почему западная мода вызывает интерес и может «говорить» с нашим зрителем на одном языке.

Модель из коллекции «Человек играющий», автор Гетманская Мария. Фотосессия авторской студии проф. Феликса Крулла «Fotoakademia» (Дрезден, Германия), СПб., 2016
Модель из коллекции «Человек играющий», автор Гетманская Мария. Фотосессия авторской студии проф. Феликса Крулла «Fotoakademia» (Дрезден, Германия), СПб., 2016

Однако, только зрительных впечатлений от красоты «чужой» моды недостаточно, чтобы вдохновить «незападное» общество, так как очевидная поверхностность модного выбора всегда нуждается в формировании у потребителя суждений, выходящих за вкусовые рамки. Если мода действительно призвана участвовать в развитии мировой индустрии, внимание её институтов должно быть прежде всего направлено на содержание и на элементы культуры с помощью слова. Что сегодня вполне успешно реализуется Западом путём вовлечения в её орбиту английского языка, как наиболее распространённого континентально, превращённого самого в модный объект, призванный исполнять в этом процессе немаловажную роль (хотя данное суждение и оспаривается некоторыми дизайнерами).

Культура Петербурга таит в себе огромную энергию, гармонично соединяющую восточные традиции с западной цивилизацией, которая придаёт импульс творчеству и способна воспринимать в художественно-образной форме любой язык моды, тем более, что глобализация предъявляет свои требования, с которыми нельзя не считаться. Творчество в области дизайна костюма уже не имеет того значения, какое было в прошлом. Несмотря на то, что потребительский рынок всё ещё являет живые примеры «советской» моды, соответствующей по своему духу пройденному периоду, но всё сильнее дают о себе знать новые веяния, приносимые с Запада. Вклад петербургских дизайнеров в развитие собственной индустрии вытесняется изо дня в день и политически и идеологически, несмотря на то, что современные западные прогнозы в области моды, приобретающее сегодня всё более интернациональное значение, в действительности оторваны от реалий нашего общества. Мировые тренды скорее отвлекают наших дизайнеров одежды и не вдохновляют производителей, наводя их на размышления, так как говорят им о модах, за которыми они не в состоянии угнаться и не предлагают им никакого решения возникающих проблем.

Модель из коллекции «BASHAT 8», автор Жумабаева Чынара – Гран При Межвузовского конкурса лучших выпускных коллекций модной индустрии, СПб., 2020
Модель из коллекции «BASHAT 8», автор Жумабаева Чынара – Гран При Межвузовского конкурса лучших выпускных коллекций модной индустрии, СПб., 2020

Прогнозируемые многочисленными иностранными бюро тенденции лишь подрывают авторитет отечественной моды тем, что низводят наши национальные ценности до уровня легковесности. Это не может не приносить вред, потому что западные тренды импортируются из стран, занятых решением совершенно чуждых для нашего социума задач. Предлагая моду для «незападного» большинства, они при этом транслируют собственное меньшинство, а значит попытка прикрепить это «новое» к чему-то актуальному в другом обществе, которое интерпретирует это «новое» по-своему, не может приводить к позитивному результату, превращая их усилия в напрасные.

В качестве примера можно привести некоторые тренды, актуальные на Западе и воспринятые их системой моды в качестве оснований для её будущего развития: «Семья без мужчины (или женщины)», «Мультикультура», «Никчемный (ленивый) человек», «ДНК-стиль – имидж марки ничто по сравнению с выбором потребителя», «Базовый доход для тех, кто не хочет переобучаться», «Сюрприз поколения Z – игра и установка новых правил»,  «+ Сайз», – производство одежды в сквозной шкале» (из-за большого процента населения с ожирением), «Отсутствие моно-профессии» (4-5 сфер деятельности за жизнь), «Стирание гендерных ролей», «Сокращение рабочих мест, битва за рабочие вакансии» и многие др.

Показ весенне-летней коллекции Давида Кома (бренд David Koma, Лондон) в галерее Венецианского зала СПГХПА им. А.Л. Штиглица, в рамках Правительственного проекта «300 лет Невскому проспекту», СПб., 2018
Показ весенне-летней коллекции Давида Кома (бренд David Koma, Лондон) в галерее Венецианского зала СПГХПА им. А.Л. Штиглица, в рамках Правительственного проекта «300 лет Невскому проспекту», СПб., 2018 

Очевидный взгляд на некоторые из этих «модных» трендов, которые до настоящего времени принято было считать для нас не актуальными, вынуждает дизайнеров костюма постоянно возвращаться к переосмыслению собственных социальных проблем. Например, тренд, основанный на гендерных проблемах или вопросах понимания семьи, отражающий тенденцию «с нулевыми планами», вполне сознательно сбивает с толку и не даёт никаких перспектив. Интересно высказывание директора Trendsquire.russia К. Лери по итогам исследования потребительского рынка в России «Что такое тренд на самом деле»: «Кроме того, сейчас распространено мнение, что гендерные различия в одежде стираются. Но у большинства интересующей нас целевой аудитории мы этого не обнаружили».[3] Вот почему приходится только сожалеть, что в отечественной индустрии моды не предпринимается должных усилий для того, чтобы выявлять и пропагандировать собственные тренды, а также отслеживать и анализировать западные прогнозы, с целью их адаптации к реальным условиям, а иногда и для того, чтобы препятствовать их распространению. А ведь Санкт-Петербург мог бы выступить идеальной площадкой для реализации поставленной задачи.

Сегодня западную индустрию моды представляют две школы тренд-аналитики: французская и англосаксонская. Если первая свои усилия направляет на поиск «тонких сигналов» в медиа-пространстве, современном искусстве и социокультурной среде, то вторая, в основном, сосредоточена на формальном анализе модных показов коллекций, в которых выявляет общие совпадения авторских решений. [2] Объединить оба этих подхода к выявлению собственных модных тенденций вполне возможно в наших условиях,3 тем более, что художественная среда Санкт-Петербурга, в которой они формируются, позволяет черпать силы не только из информации о насыщенной культурными событиями жизни нашего города, но и анализа творческих коллекций наших именитых на всю страну дизайнеров, а также выпускников вузов, представляющих знаменитую петербургскую Школу, обладающую на сегодня большим потенциалом и собственными достижениями всероссийского и мирового уровня.4

Полностью игнорировать западные наблюдения в качестве ценных источников информации, было бы равносильно самоизоляции от мира. Мы живём в век активного общения и взаимообмена, и Санкт-Петербург должен лидировать в этом процессе, обогащая не только российские регионы, но и другие страны, аккумулируя их достижения. Было бы абсурдно требовать и то, чтобы наши дизайнеры создавали бы коллекции, используя только собственную информацию, так как анализ макротрендов, цикл которых составляет несколько десятков лет (например, в таких вопросах как демография, экология или мировая пандемия), вполне могут и совпадать в разных системах, в отличии от трендов, ориентированных на собственный рынок, более изменчивых и быстро сменяемых в силу короткого цикла их функционирования.

Форменное обмундирование авиакомпании «Аэрофлот - Российские авиалинии», авторы Бунакова Юля и Евгений Хохлов – победители Национального конкурса в области дизайна «Российская Виктория» в номинации «Мода», Москва, 2014
Форменное обмундирование авиакомпании «Аэрофлот – Российские авиалинии», авторы Бунакова Юля и Евгений Хохлов – победители Национального конкурса в области дизайна «Российская Виктория» в номинации «Мода», Москва, 2014.
  
Особенность положения сегодняшней индустрии моды Петербурга состоит в том, что она оказалась стоящей на перекрёстке дорог, получая информацию из разных источников, как со стороны своих восточных регионов, так и с Запада. В сложившихся условиях дизайнеры, вынуждены учитывать местные условия и одновременно принимать любую полезную информацию извне, что позволяет им создавать современные вещи не менее западные «по духу». Однако, положение не меняется – многие наши дизайнеры, сознательно или бессознательно следующие этому курсу, вызывают со стороны западных институтов моды, встревоженных появлением новых конкурентов, лишь неприятие, которое можно объяснить их неспособностью отказаться от стереотипов представления образа России.
  
А между тем, трудно не заметить, что индустрия моды Петербурга, претерпевшая столь мощные экономические и политические потрясения 90-х, сумела сохранить свой высокий уровень проектной культуры и своеобразие благодаря таланту наших дизайнеров костюма, неизбежно оказывающим влияние на продукт российской моды. Можно даже полагать, что именно творчество петербургских дизайнеров может выступить одной из форм взаимодействия институтов моды западного и «незападного» мира. Однако, представляет ли оно интерес для Запада – вопрос, остающийся без ответа. И стоит ли упрекать наших молодых дизайнеров в том, что они стремятся сделать свой продукт более понятным для европейца или американца, и поэтому обращаются к их источникам информации?

По убеждению многих представителей западной индустрии моды, российские модельеры костюма достойны порицания за то, что не создают собственной моды. Да, конечно, они в некоторый период были дистанцированы от местного производителя, и по вполне понятной причине - трансформации индустрии моды как таковой, так как советская канула в лету, а новая ещё не успела возродиться и наладить свои институты. Но достаточное ли это основание для того, чтобы игнорировать воображение и способности дизайнеров костюма, на которые они полагаются в своём творчестве? Бытует и такое мнение, что наша индустрия находятся в культурной изоляции, которое определяется высказыванием – «сами виноваты». На любые упрёки со стороны можно ответить следующее: наша  сфера индустрии моды и её развитие не в том, что о ней думает, или чего от неё ждёт или не ждёт Запад. Наша мода – это мы сами.

Два авангардных платья, автор Алексей Сорокин (марка «Homo Consommatus»), выставка «Global Fashion Capitals» в Нью-Йоркском институте технологии и моды, вошедшие в постоянноу коллекцию музея FIT, Нью-Йорк, 2015
Два авангардных платья, автор Алексей Сорокин (марка «Homo Consommatus»), выставка «Global Fashion Capitals» в Нью-Йоркском институте технологии и моды, вошедшие в постоянноу коллекцию музея FIT, Нью-Йорк, 2015

Российская мода находится на перекрёстке идей западной и восточной цивилизаций. Новое поколение петербургских дизайнеров своим творчеством принимает активное участие в формировании проектной культуры в целом, приближая её к будущему и вносит свой вклад в развитие отечественной индустрии ещё и потому, что её язык понятен собственному потребителю. Их достижения основаны на углублённых поисках уникальных художественных решений, отвечающих новым формам восприятия пространства, на умении воплощать свои идеи, применяя ранее недоступные инновации, а также материалы и техники создания оригинальных фактур, обладающих качествами передачи тактильных ощущений.5

Иными словами, современное поколение выпускников Петербургских вузов – будущих дизайнеров костюма не намерено являть свой талант, ограничиваясь только победами на международных конкурсах – в отличии от предшествующих поколений, оно имеет все основания верить в свою победу не только на мировых подиумах, но и на мировых торговых площадках, а также в то, что рано или поздно, способно принести процветание собственной стране и своему городу. Здесь нельзя не согласиться с их лозунгом, одним из главных ориентиров поколения «Z» – «Мы защитим себя первыми».

line_900_black.jpg
1 Можно наблюдать за многочисленными примерами использования «деним» даже в официальной одежде (например, в сочетании джинсов с классическим пиджаком в качестве удобной и привычной комбинации).
2 Многие результаты проведённых за последние 10 лет научных исследований в области инновационного текстиля сегодня коммерциализованы и пользуются успехом на международном рынке, например таким гигантом как Levi Strauss, который использовал инновации компании Nano-Tex в части улучшения текстиля с помощью наноматериалов и нанопокрытий при изготовлении джинсовой одежды. Но это пока один из редких примеров, не характерных для производства других видов одежды.
3 Для масштабов российского рынка, по мнению Н. Хлопова, основателя The Hinge Ideas, высказанного в работе «Тренд-аналитика – о будущем?», результативной была бы смешанная методика, которая позволит выстроить прогноз развития моды, как минимум, на ближайшие 2-3 года и как максимум - на10 лет.
4 Например, на кафедре дизайна костюма в СПГХПА им. А.Л. Штиглица уже выпустились или проходят обучение студенты из Армении, Азербайджана, Белоруссии, Грузии, Германии, Ирана, Китая, Канады, Швейцарии, Финляндии, а также из всех российских регионов.
5 Студенты кафедры только за последние 15 лет были отмечены высшими наградами на международных конкурсах в Англии, Америке, Армении, Грузии, Индии, Италии, Испании и Китае.

Источники:

1. Успенский П.Д. Новая модель вселенной. Пер. с англ. – СПб. Издательство Чернышёва. 1993 – с. 34
2. Бабкин С. Как аналитики прогнозируют перемены в моде и почему новинки не всегда приживаются (8 декабря 2015) Ссылка. Время обращения 16.04.2021 9.45
3. Ксения Лери, Trendsquire: Как принимать правильные бизнес-решения и увеличивать продажи. Ссылка
4. Как аналитики прогнозируют перемены в моде. Ссылка.
модные тренды, прогнозирование в моде, модные тенденции, дизайн костюма, индустрия моды, петербургская мода