Персоналии Клуба ветеранов

line.jpg 

Борис Лазаревич Иоффе: «Трудная жизнь как цепь счастливых случайностей»

Возвращаясь мысленно в советское время, можно сказать, что одним из самых уважаемых и почётных художников-конструкторов Ленинградского Института дизайна (ЛФ ВНИИТЭ) является Борис Лазаревич Иоффе – ветеран этого института и бессменный заведующий сектором дизайна изделий приборостроения.

Борис Лазаревич – скромный, интеллигентный, мудрый, справедливый человек  и эрудированный, талантливый дизайнер, планировавший и возглавлявший работу творческого коллектива и принимавший непосредственное участие в разработке большого количества приборов, самого разнообразного оборудования, пультов управления и приборных комплексов. Главные его деловые личностные характеристики – высокий профессионализм, широкий кругозор  и ответственность за порученную работу.  Бориса Лазаревича Иоффе можно хвалить бесконечно…

ioffe_5.jpg
Праздник в секторе приборов
А вот вкратце некоторые страницы автобиографической истории о себе самом, которую Борис Лазаревич назвал «Трудная жизнь как цепь счастливых случайностей».

«Я родился в 1933 году. Моими первыми воспитателями были улицы и двор на углу Кировского проспекта и улицы Чапыгина, а также коммунальная квартира, в которой жили представители всех слоёв общества, начиная от профессора и заканчивая рецидивистом. Первыми счастливыми случайностями в моей жизни были абсолютно невероятные случаи спасения во время ленинградской  блокады от бомбёжек и обстрелов меня и моей мамы. Другой счастливой случайностью было знакомство уже в послевоенное время и общение со скульптором Августом Карловичем Дитрихом, окончившим Академию художеств ещё до революции и имевшим недалеко от нашего дома мастерскую, где я проводил много времени и где получил первые уроки по искусствознаниям и  художественному творчеству.

В 15-летнем возрасте я пошёл учиться в 38 ХРУ (Художественно-ремесленное училище) при Заводе им. Ломоносова, в которое меня приняли на отделение живописи по фарфору. Надо отдать должное: в советское время обучение в системе трудовых резервов было на очень высоком уровне. В 3-годичном ХРУ, в которое я поступил, предоставлялось довольно приличное 3-разовое питание и полный комплект одежды от шинели до обуви и носков, а профессиональное обучение даже с сегодняшней точки зрения было очень высококачественное и включало в том числе рисунок, живопись акварелью и историю искусств. Проработав почти год живописцем по фарфору, я резко изменил свою профессиональную направленность и устроился  работать учеником слесаря на завод «Красногвардеец» рядом с домом, но там вскоре  пришлось заняться оформительством и написанием объявлений и плакатов. Затем окончив  Художественно-графическое педагогическое училище, работал почти четыре года учителем рисования и черчения в школах и профессионально-технических училищах. И только в 26 лет поступил в Московский государственный заочный педагогический институт на художественно-графический факультет, который закончил в 1964 году.

В начале 60-х годов случившаяся ещё одна встреча со старым приятелем по двору, который был заместителем главного конструктора на заводе «Электрик», поменяла мою судьбу. От предложения поработать художником в Конструкторском Бюро завода я не смог отказаться, хотя в зарплате я даже немного терял. Так уже в 1962 году я стал осваивать профессию художника-конструктора. Я стал искать консультантов по этой специальности. И опять мне повезло. Меня познакомили с Сергеем Александровичем Соломоновым, который тогда возглавлял художественно-конструкторскую группу на ЛОМО. Общение с ним и с Татьяной Алексеевой, занимавшейся художественным конструированием станков на Заводе им. Я.М. Свердлова, помогли мне понять основы этой новой творческой профессии и многому меня научили… Затем С.А. Соломонов, ставший главным инженером созданного осенью 1962 года Специального Художественно-Конструкторского Бюро Ленсовнархоза, пригласил меня в 1963 году работать в СХКБ (реорганизованном в 1967 году в ЛФ ВНИИТЭ) художником-конструктором. В этом институте я проработал 30 с половиной  лет.

mongait_works_09.jpg
Центр управления химическим производством. Комплексная дизайн-разработка системы типовых конструкций для НПО «Химавтоматика», г. Северодонецк.
Работая в секторе приборостроения, первое время мы занимались не только приборами. Проектировали сварочное оборудование, двигатели и другие изделия. За годы работы в дизайне самостоятельно и в коллективе было сделано порядка сотни работ, 56 из которых были запатентованы как промобразцы. В свою очередь, работая над специальной техникой, например, пультом для штурманов атомных подлодок или техникой, связанной с освоением космоса, вопросов о патентовании не стояло по соображениям секретности... В самом начале 70-х годов директор ЛФ ВНИИТЭ Сергей Араратович Гарибян назначил меня на должность заведующего сектором дизайна изделий приборостроения, которым я руководил более 15 лет. Мне повезло. Специалисты, которыми я должен был руководить, были талантливы и образованы. Фамилии сотрудников, с которыми я провел много лет, я не стану перечислять, чтобы не обидеть кого-то, кого забуду назвать. Отдельно упомяну Аскольда Кузьминского, ныне покойного, с которым я работал бок о бок более 30 лет.

ioffe_6.jpg
Слева: оборудование дизайн-программы НПО «Химавтоматика». Справа вверху: типовые корпуса приборов. Комплексная разработка для НПО «Химавтоматика» (образцы). Справа внизу: прибор «Биенемер».
И ещё мне хочется остановиться на том, чтобы сказать насколько профессия промышленного дизайнера сложнее любых других направлений дизайна. Проектируя изделия в области оптики, офтальмологии и других направлений приборостроения приходилось догонять Запад, делать не то, что ты считаешь необходимым, а подстраиваться под имеющиеся технологии. С середины 80-х годов обновились направления в привычном дизайн-проектировании. Этому способствовали смена руководства института и вызовы времени – появилась необходимость разработок дизайн-программ – более сложного, комплексного проектирования предметного мира.

Например, тема, связанная с организацией реабилитации и абилитации детей с особенностями развития заставила глубоко погрузиться в эти вопросы и изучить их. Всё дело в том, что в СССР не производились приспособления для сложных детей и  соответствующие развивающие игры, игрушки, мебель и т.д., поскольку считалось, что, якобы, в СССР таких детей нет… Работать над этой темой нужно было на базе ленинградских Домов ребенка. И даже в начале 90-х, когда всё развалилось, работа над этой тематикой совместно с Домами ребенка позволили мне с моим другом и коллегой Николаем Мюльстефаном как-то существовать. Мы продолжали обустраивать Дома ребенка различным оборудованием и игрушками из дерева.

Позже, в середине 90-х я стал заниматься новым для меня направлением – интерьерами жилых и общественных помещений. На некоторых объектах я занимался не только проектированием, но и производством работ. Последний проект квартиры и авторский надзор был выполнен в год моего 80-летия, то есть в 2013 году.»

Принято говорить: «Родина должна знать своих героев», – тогда переиначивая,  можно сказать, что российский дизайн должен знать тех первооткрывателей отечественного промышленного дизайна, кто стояли у истоков зарождения  советского , в том числе ленинградского, художественного конструирования, среди которых, конечно, нельзя не вспомнить истинного ветерана Ленинградского Института дизайна, участника учредительного съезда Союза дизайнеров СССР Бориса Лазаревича Иоффе, о творческом пути которого мы рассказали.  
 
А.А.Печкин,
бывший заместитель директора ЛФ ВНИИТЭ по дизайну, председатель клуба ветеранов Санкт-Петербургского Союза дизайнеров

Е.И.Монгайт
бывший главный дизайнер ЛФ ВНИИТЭ, председатель приёмной комиссии Санкт-Петебургского Союза дизайнеров

line.jpg 

Кайналайнен Юрий Рудольфович

Дизайнер и педагог, член-учредитель Союза дизайнеров СССР (1987 г.) и Ленинградского отделения Союза дизайнеров СССР организации, член первого состава Правления. В дизайне с 1965 года, работал в Радиопроме, ГОИ им. С.И. Вавилова, НИСе ЛВХПУ им. В.И. Мухиной.



kainalainen_2.jpg
На фото слева: Юрий Кайналайнен и Юрий Ходьков. 1963 год.  На фото справа: Ю.Л. Ходьков, Ю.Р. Кайналайнен, С.Н. Рощин. 2004 год.
kainalainen_1.jpg

Тематика дизайн-проектов: аудио-видеотехника, медицинские и аналитические приборы, мебель, интерьеры, операторские пульты и вычислительные центры, дизайн-графика.

Десятки проектов внедрены в производство: интерферометр, гастроскоп, видеомагнитофон, хроматографы, кинопроекторы, пульты для МХАТа и службы «09», установка для демонстрации лунного грунта на ВДНХ, графический стиль для Центра управления полётами (ЦУП) и др. Автор ряда журнальных статей о дизайне и учебной «Программы визуальных коммуникаций».

В 1970-е – 90-е годы – доцент кафедр графического и промышленного дизайна ЛВХПУ им. В.И. Мухиной. В числе его учеников: А.В. Тимофеев, С.Н. Рощин и многие другие. В настоящее время живет в Хельсинки.

line.jpg

Александр Арсеньевич Игнатьев


ignatiev_01.jpg

Представляем Александра Арсеньевича Игнатьева – одного из ведущих специалистов и знаковых личностей в ленинградском дизайне, сыгравшего значительную роль в становлении стиля и узнаваемого образа созданной в советское время в Ленинграде высококачественной бытовой радиоэлектронной аппаратуры (БРЭА), известной всему Советскому Союзу под брендом «Корвет». Вот как Александр Арсеньевич рассказывает о себе сам.

– Я родился в Ленинграде в 1939 году и вырос в этом городе, пережив в нём блокаду. Закончив в 1956 году среднюю школу, поступил учиться в Высшее лётное военное училище в Даугавпилсе (в тогдашней Латышской ССР). Доучиться не удалось – училище было расформировано из-за сокращения Советской Армии, затеянного Хрущёвым. Я вернулся обратно в Ленинград и пошёл работать токарем на завод «Большевик», откуда был направлен учиться как стипендиат завода в Ленинградский Политехнический Институт на инженера-механика. После окончания института стал работать инженером, а потом руководителем подразделения по разработке сувениров и товаров народного потребления на заводе «Водтрансприбор».

Позднее я стал работать начальником сектора художественного конструирования БРЭА (бытовая радиоэлектронная аппаратура. прим. ред.)  отдела «Корвет» в «Морфизприборе» (ставшим позднее «Океанприбором»), который считался головным в отрасли по разработке этого вида техники. В моём секторе работали такие замечательные дизайнеры как Бакастов Г.Г. и Васильев А.А. Наряду с разработками новых идей по формообразованию многочисленных образцов БРЭА в секторе велись научно-исследовательские работы по разработке фирменного стиля для создаваемой в отрасли аппаратуры, а также по исследованию проблем производственного внедрения БРЭА высшего класса и последующего проведения маркетинга. Следует ещё также сказать, что, помимо руководства дизайн-сектором и участия в некоторых, наиболее важных и ответственных разработках, моей задачей, как руководителя отраслевого дизайнерского подразделения по БРЭА, было осуществление авторского надзора и курирование работы других производств в процессе освоения и производства изделий «Корвет» на соответствие требованиям фирменного стиля.
ignatiev_02.jpg

Отношение к работе и степень креативности моих сотрудников хорошо отражают популярные у нас тогда лозунги-слоганы: «Каждая разработка должна быть внедрена!» и «Каждое изделие должно найти потребителя!». В секторе были оформлены и получены 23 авторских свидетельств на промышленные образцы и 7 свидетельств на товарные знаки. Работа по рекламно-выставочной деятельности и популяризации изделий фирмы и бренда «Корвет» – так же, как участие в постоянных и тематических выставках товаров народного потребления, включая зарубежные, являлись обязательным условием. Практически на всех этих мероприятиях изделия «Корвет» отмечались дипломами, призами, медалями и др. наградами.

Электрофон сетевой транзисторный «Корвет-248-стерео»
Электрофон сетевой транзисторный «Корвет-248-стерео»
Что касается нашей страны, то без ложной скромности и пафосности могу утверждать, что вся аппаратура, которая стала выпускаться под узнаваемым в СССР брендом «КОРВЕТ» пользовалась у населения большим спросом и популярностью. Можно уверенно констатировать тот факт, что и уровень наших дизайнерских идей и проектов, и уровень их технического и производственного исполнения были «на уровне мировых стандартов» (как было принято тогда говорить).

И можно ещё и ещё раз пожалеть, что такая великая и промышленно развитая страна, какой был Советский Союз, прекратила своё существование… 

А опыт, знания, уроки, приобретённые художниками-конструкторами советского времени в процессе освоения ими новой творческой профессии, впоследствии названной промышленный дизайн, несомненно, – уникальны и бесценны.

line.jpg

Павел Георгиевич Алексеев. Моя творческая жизнь в дизайне


Петр Григорьевич Алексеев

Вступив в девятый десяток и оглядываясь на своё прошлое, я с благодарностью вспоминаю и помню своих учителей, друзей и коллег по работе в дизайне, и ныне здравствующих, и ушедших, много сделавших для становления в нашей стране дизайна как профессии. Хотя временами всё шло далеко не просто и гладко – как у меня, так и у страны...
  
…В 1961 году, окончив ЛВХПУ им.В.И.Мухиной, я более года проработал в Москве на ВДНХ, проектируя экспозиции в павильоне достижений РСФСР в составе небольшой группы художников-оформителей. Но работа не приносила удовольствия, и, несмотря на приличную зарплату, я поспешил расстаться со случайным и немало пьющим контингентом художников, вернувшись в Ленинград, где с друзьями-однокурсниками организовал небольшую художественно-конструкторскую группу в одном из КБ, занимавшихся проектированием кораблей различного назначения, в том числе на подводных крыльях и на воздушной подушке. Работа была интересной, но в условиях многочисленных ограничений в секретной организации не приносила творческой радости.

В 1962 году в Москве был создан Всесоюзный Научно-исследовательский институт технической эстетики (ВНИИТЭ). Возглавил его талантливый и энергичный организатор – дизайнер Юрий Борисович Соловьев. В СССР была создана специализированная система проектной деятельности дизайнеров, охватывающая все промышленно развитые регионы и города страны. Первым этапом было создание Специальных Художественно-Конструкторских бюро (СХКБ), затем преобразованных в филиалы ВНИИТЭ. Я был одним из первых художников-конструкторов, пришедших в декабре 1963 года в Михайловский замок в СХКБ Ленсовнархоза, и был тогда единственным дизайнером в отделе приборостроения в Ленинградском СХКБ. Начальником этого «многочисленного» отдела был Сергей Араратович Гарибян, также, как и я, пришедший в СХКБ из судостроения и ставший через несколько лет директором Ленинградского филиала ВНИИТЭ.

В только что созданный отдел проектирования изделий и товаров широкого потребления, меня переманил его начальник – Игорь Евгеньевич Серебренников, которого я знал по работе в судостроении. Мне приходилось много проектировать бытовую радио- и телевизионную аппаратуру.

Первой моей дизайнерской разработкой, внедренной в промышленность в этой области, был переносной коротковолновый транзисторный радиоприёмник «Соната», впоследствии производившийся на одном из ленинградских предприятий. И это была моя первая проектная разработка, защищённая свидетельством на Промышленный образец, которых у меня за четверть века работы в СХКБ и ЛФ ВНИИТЭ было оформлено более сорока.

Радиоприемник «Соната»

Радиоприемник «Соната» простоял на конвейере более десяти лет и экспортировался в Австрию, Чехословакию и в ГДР. Проработав около пяти лет в СХКБ, я поступил в аспирантуру ЛВХПУ им. В.И.Мухиной на кафедру «Промышленного искусства». Я пробыл в статусе аспиранта полтора года. В этот период у меня была большая загрузка по преподаванию на первых курсах и по ненужной работой на «общественных началах».

В это же время я разрабатывал первую на кафедре программу по пропедевтике – основам композиции, начал писать диссертационную работу по этой теме. Надо сказать, что в начале семидесятых годов прошлого века этой проблемой занимались немногие гештальтпсихологи в Америке и в Германии. По просьбе зав. кафедрой И.А. Вакса я провел всесоюзный семинар для преподавателей аналогичных кафедр с демонстрацией результатов студенческих работ, получил одобрение и высокую оценку проделанной работы.

К этому моменту у меня собрался значительный теоретический и иллюстративный материал, но мне «перекрыли кислород» – тему не утвердил проректор по науке – некто В.А. Петров, сказав – «пусть десять лет попреподает, а затем уж пусть пробует писать программы». Меня такая перспектива не устраивала – я ушел из аспирантуры и занялся своим любимым делом – проектированием.

Дизайн: © П.Г. Алексеев

Более пяти лет проработал начальником лаборатории технической эстетики в одном из крупных проектных НИИ Ленинграда. За это время нашим коллективом было разработано совместно с другими подразделениями института и внедрено в производство десятки необходимых стране изделий и аппаратурных комплексов. Тесная работа с высокопрофессиональными конструкторами и технологами, взаимный обмен идеями и конструктивными решениями давали нам очень много в области профессионального роста. Мы занимались внедрением принципов агрегатирования и унификации объемных элементов, учётом эргономических норм и требований, модульной координацией размерных параметров проектируемых изделий. Это было хорошее время – страна производила много собственной промышленной продукции и промышленные дизайнеры были тогда нужны.

alekseev_design_object_03.jpg

В это же время Ленинградский филиал ВНИИТЭ «набирал обороты», создавались в его недрах новые отделы и лаборатории, охватывающие большой комплекс проблем и направлений деятельности дизайнеров. Мой друг Виктор Андреевич Пахомов, автор антропоструктурной модульной системы АСМОС, кандидат искусствоведения, с которым мы учились на отделении Промышленного искусства и в аспирантуре, а также занимались фехтованием в спортивном клубе «Спартак» и дружили семьями, уговорил меня перейти в только что организованный им в ЛФ ВНИИТЭ отдел комплексных разработок и исследований. Я сразу включился в работу по разработке нормативных документов, связанных с эстетическими и эргономическими характеристиками аппаратурных комплексов для ЕС ЭВМ (единой системы электронно-вычислительных машин). Участвовал в предпроектных исследованиях и в проектировании фирменного стиля для объединения «СоюзЭлектроПрибор», названный «Электромера». Это была работа, в которой принимал участие ЛФ ВНИИТЭ и наш головной институт – ВНИИТЭ, а многие наши дизайнерские решения были защищены свидетельствами на Промышленные образцы. Это был хороший опыт работы в составе больших коллективов единомышленников.

alekseev_design_object_02.jpg

Весной 1975 года мне посчастливилось присутствовать на конгрессе ИКСИД, проходившем в уже не существующем сегодня здании гостиницы «Россия», прослушать доклады выдающихся дизайнеров мира – Томаса Мальдонадо, Тимо Сарпаневы и многих других.

Позднее мне посчастливилось стать участником учредительного съезда Союза дизайнеров СССР, а затем принимать активное участие в организации Ленинградского отделения Союза дизайнеров СССР,  в котором я был ответственным секретарем Правления в течение 12 лет.

Годы работы в ЛФ ВНИИТЭ, включая СХКБ (а это четверть века!) были для меня большим счастьем и возможностью самореализации. В течение 11 лет одновременно с работой в ЛФ ВНИИТЭ я преподавал на вечернем отделении кафедры Художественного конструирования ЛВХПУ им.В.И. Мухиной, был ассистентом И.А. Вакса, вел руководство курсовым и дипломным проектированием на старших курсах. Такая сильная загрузка не была мне в тягость, а была в радость. Я старался передать имеющийся опыт и знания начинающим свой путь в дизайне молодым людям.

Мои дизайн-разработки измерительных приборов экспонировались на выставках «Дизайн в СССР» в Бомбее, Белграде, Штутгарте, в Дизайн-центре в Москве.

За годы работы в ЛФ ВНИИТЭ мною были выполнены десятки проектов с реализацией более 80%, в некоторых я был руководителем больших комплексных разработок и всегда – проектировщиком. После закрытия нашего института, я, как и многие мои товарищи и коллеги, ушел на преподавательскую работу на кафедру Промышленного дизайна в Санкт-Петербургский Государственный Технологический Университет Растительных Полимеров (теперь это Высшая школа технологии и дизайна). Последних двух дипломников выпустил в 2016 году. В течение 25 лет и по настоящее время преподаю в Детской художественной школе №6 Центрального района. Написал два учебника – «Анималистический рисунок в детской художественной школе» (издан в 2012 г.), «Рисунок пером в детской художественной школе» (издан в 2017 г.).

В свободное время пишу стихи и рассказы. Вышли четыре поэтических сборника малым тиражом – «Акварельные этюды», «Сто лимриков и всякая чепуха», «Короткие строчки», «Раздумья странника печальные в пути» и небольшие по объему сборники рассказов – «Записки несостоявшегося охотника», «Маленькие рассказы о воронах и домашних животных», «Короткие рассказы». Эти книги я дарю своим друзьям, которые радуются как дети!

П.Г. Алексеев,
член Клуба ветеранов Санкт-Петербургского Союза дизайнеров

line.jpg

Познакомьтесь с дизайнером, поэтом и художником Всеволодом Павловичем Игнатовым

Очень интересной и поучительной, заполненной многими разнообразными событиями – порой тяжёлыми и драматическими – представляется мне жизнь нашего друга и коллеги Всеволода Павловича Игнатова, о котором я хочу рассказать.

FullSizeRender-08-11-17-07-22-9.jpg

Родился Всеволод в 1937 году в интеллигентной семье на Дальнем Востоке, куда на одну из советских строек, боясь возможных репрессий, уехал работать его отец Павел Иванович Игнатов, выходец из предпринимательского сословия. Великую Отечественную войну семья встретила там же и продолжала там жить. Но однажды после мотоциклетной аварии 5-летний Сева получил жуткую травму левого бедра с многочисленными переломами, которая обрекла его впоследствии на долгие годы (легче сказать – навсегда) лечений и борьбы с болями. Может быть, именно это обстоятельство повлияло на то, что мальчик, а в будущем юноша будет сам заниматься  формированием своего характера, воспитанием воли и своим образованием. Из-за малоподвижности, связанной с лечением ноги, Сева полюбил чтение, литературу и рисование.

Фотонаборный комплекс «Каскад»& Отмечен Государственной премией СССР
Фотонаборный комплекс «Каскад». Отмечен Государственной премией СССР
В дальнейшем Всеволод Павлович Игнатов (ВПИ) закончил школу в Куйбышеве (ныне – Самара), куда переехала семья, там же  пошёл работать на завод художником-оформителем и одновременно поступил на вечернее отделение Планово-экономического института, а также посещал ещё изо-студию, которая дала талантливому юноше неплохую художественную подготовку.

Неудовлетворённый жизнью в Куйбышеве, он (хромой и достаточно больной!) приезжает в 1962 году (то есть уже в 21-летнем возрасте) в Ленинград и с первого раза, выдержав немалый конкурс, поступает на кафедру  промышленного искусства на вечернее отделение ЛВХПУ им. Мухиной. Одновременно устраивается на работу на завод «Полиграфмаш» художником-конструктором, спустя годы с отличием защищает диплом в Мухе, посвящает огромное количество труда, воли, терпения и времени на своё лечение у всемирно известного врача-ортопеда, впоследствии – академика РАН Г.А. Илизарова в городе Курган и в Ленинградском Институте травматологии и ортопедии им. Вредена и... женится на женщине, с которой построит новую прекрасную семью и которую будет любить до самого конца её жизни… Достаточно долго и плодотворно работая на «Полиграфмаше», ВПИ активно участвовал в разрабатываемых на заводе проектах оборудования, в частности, получил авторское свидетельство и патентный образец на новый программирующий аппарат.

Проекты, выполненные В.П. Игнатовым в 1986-87 гг.
Проекты, выполненные В.П. Игнатовым в 1986-87 гг.
В 1973 году после получения по медицинским показателям отдельной квартиры в Купчино поменял работу поближе к дому – стал работать в известном ЦНИИСЭТ Министерства судостроения – научно-исследовательском институте, занимавшемся разработкой корабельного электрооборудования и попутно т.н. товарами культурно-бытового назначения. В дальнейшем в этом институте ВПИ организовал и возглавил дизайн-группу, успешно работавшую под его руководством до начала 90-х, когда после горбачёвско-ельцинского развала страны развалилась и вся отечественная промышленность. Уволившись из ВНИИСЭТ и выйдя на пенсию, Всеволод Павлович вместе с братом-архитектором, имевшим неплохую творческую мастерскую на Фурштатской улице (ныне перешедшую «по наследству» к С.В. Мирзоян),  стал проектировать дачные дома, коттеджи, интерьеры и заниматься творчеством: писать картины, стихи и два раза организовал персональные творческие выставки.

Потеряв любимую жену и брата, ежедневно и ежечасно преодолевая болезненность, недомогания и непростые жизненные обстоятельства, Всеволод Павлович остаётся удивительно добросердечным, жизнерадостным, оптимистичным, открытым для творчества, общения и дружбы человеком. Хочу закончить это маленькое эссе его душевными, проникновенными стихами:

«Я обожаю эту жизнь!
Господь, продли её насколько можно!
Хочу успеть я сделать то,
Что мне казалось невозможным...
Пусть песня будет про Любовь,
Что всех людей в огонь бросает,
В груди у каждого горит,
Надежду, Счастье людям дарит...
...Я обожаю эту жизнь!..»

(В.Игнатов)

Алексей Печкин,
Председатель Клуба ветеранов СПб СД

line.jpg

Орест Ницман – инженер, дизайнер, писатель

Орест Рейнгольдович Ницман

Однажды я уже отмечал, что каждый из входящих в наш Клуб старейшин дизайна представляет собой микрокосм, являясь кладезем опыта и самых разнообразных энциклопедических знаний, накопленных за долгие годы жизни... Вот один из примеров.

Орест Рейнгольдович Ницман – человек интересный и удивительный. Он не только дизайнер-профессионал высокого класса, но и один из наиболее разносторонне эрудированных и высокообразованных, интеллигентных и харизматических людей, которых я знаю. Он – петербуржец в четвёртом поколении, по материнской линии происходит из немецко-прибалтийской дворянской семьи, в обычаях которой было следование языковым, культурным и историческим традициям. На сегодня приходится признать, что страница его дизайнерской деятельности, так сказать, перевёрнута. Зато открылась другая – писательская.

А вот что Орест Рейнгольдович сам рассказывает о себе: «Появился я на свет 16 мая одна тысяча девятьсот тридцать пятого года в Ленинграде. Мать –- бывшая потомственная дворянка из петербургских немцев. Окончила консерваторию, стала пианисткой и преподавателем музыки. Отец – сын рижского ломового извозчика, то есть – пролетарий. Однако, после революции, в 20-е годы брак моих родителей уже не казался странным. В дальнейшем отец служил в Военно-морских силах, а именно – в Управлении Лентыла Ленинградской военно-морской базы Краснознамённого Балтийского флота, помещавшейся в Новой Голландии, пережил блокаду и демобилизовался в звании полковника.

Рос я в атмосфере любви и согласия в семье, хотя жили все мы в большой коммунальной квартире. При достижении мною соответствующего возраста, я поступил в среднюю школу. Это произошло в эвакуации, в Таджикистане, куда мы с матушкой были вывезены из Ленинграда, пережив самые трудные и страшные месяцы блокады.

После возвращения по окончании средней школы я поступил в ЛИТМО (ныне Университет информационных технологий, механики и оптики). Получив диплом инженера-приборостроителя, стал работать в конструкторском бюро ГОМЗа (Государственного оптико-механического завода, впоследствии – ЛОМО). Проработал там 35 лет, сперва конструктором, а затем (окончив вечернее отделение ЛВХПУ им. В.И.Мухиной) дизайнером промышленных изделий и промграфики в известной группе специалистов художественного конструирования, руководимой Валентином Цеповым.

nitcman_design_1.jpg

В 1987 году я стал членом Союза дизайнеров СССР, будучи в числе его учредителей. Участвовал затем в художественных выставках, в том числе и персональных. Ещё в годы работы в ЛОМО я стал посещать собрания литературного объединения (сочинять любил со школьных лет), меня начали печатать в многотиражной газете. И вот, завершив работу в области дизайна, образно говоря, я «поменял кисть на перо». Первыми моими писательскими опытами стали публикации статей в популярных периодических изданиях –- журналах «История Петербурга», «Чудеса и приключения», «Всемирный следопыт», «Секретные материалы. ХХ век», «Костёр» и др.

Первую мою книгу – повесть о военном детстве «Это было давно» - выпустило издательство «Нестор» при поддержке Администрации Санкт-Петербурга к 60-летию Победы. Затем «пошли» другие книги –- повести, романы, пьесы в стихах. Книг около двух десятков. Называю лишь некоторые из них: повести «Военно-морская Азбука», «Отмените дуэль, господа!», «Бег + писательство = Счастье»; романы «Этот странный старый господин», «Любовь и музыка», «Так было угодно Богу?», «Маэстро и король Луна», «Мессия, пророк, аватар», «Поэт-солдат» и др. В 2012 году меня приняли в Союз писателей Санкт-Петербурга.»

Орест Рейнгольдович Ницман остаётся членом Санкт-Петербургского Союза дизайнеров, является, как им самим было сказано, активным членом Союза писателей СПб, а также членом общественной организации, называемой «Союзом потомков российских дворян».

Желаем Оресту Ницману здоровья и дальнейших творческих успехов!


См. также на сайте Союза статью «МУХА» шестидесятых. Воспоминания Ореста Ницмана» 

А.А. Печкин, Председатель Президиума Клуба ветеранов СПб СД

line.jpg

Прекрасным, прочувственным стихам, написанным Директором по административно-хозяйственным вопросам Санкт-Петербургского Союза дизайнеров Григорием Евдокимовичем Куликовым, по настроению и эмоциям нам кажется место именно здесь в разделе «Персоналии», где ветераны рассказывают о прожитых годах и прошлых переживаниях.

Что делает время с нами, свои оставляя следы?
Года верстовыми столбами отметили прошлые дни!
От этих следов не укрыться, и их не замаскировать,
Да, ими возможно гордиться, но лучше бы их нам не знать!..
Где ж молодость мы потеряли и что ж её не сберегли?
Как всё-таки быстро настали у жизни осенние дни!..
Но так ли ужасны морщины, что сразу к хирургам бежать?
И так ли страшны нам седины, что нужно их краской скрывать?..
Седины – следы нашей жизни, волнений, боёв и тревог,
Несбывшихся встреч  и несчастий, что наш побелили висок!
Проблемы, заботы, печали не могут бесследно пройти,
Морщины у нас, как медали, что мы получали в пути!
Кто в жизни себя не жалеет – чужую себе боль берёт,
Конечно, тот рано седеет, но свет в нашу жизнь он несёт!
Пусть кажемся мы стариками с большим грузом прожитых лет,
Но всё ж с молодыми глазами и не потерявшись от бед!
Пусть им, восемнадцатилетним, кому улыбается мир,
Их молодость кажется вечной, а жизнь – приглашеньем на пир!
Пусть ценят они, что имеют, – ведь дни эти быстро пройдут,
И чем же они овладеют? Что в старость с собой заберут?
Неправильно жить беззаботно, нельзя грести только к себе,
И весело жить и вольготно, к чужой быть спокойным беде…
Мы в жизни себя не жалели, всегда были там, где нужней,
Поэтому рано седели, что жили для счастья людей!
Да, разные мы, непохожи, но путь нашей жизни один,
Устроен он так, что не сможет никто жизнь прожить без седин!
И пусть они будут до срока, от трудностей жизни своей,
Чем были б следами порока, напрасно растраченных дней!..

Г.Е. Куликов

line.jpg

Познакомьтесь: Василий Дмитриевич Черменин

Василий Дмитриевич Череменин

Открытие раздела «Персоналии»  (в Клубе ветеранов на сайте СПб СД) задумывалось как возможность для наших старейшин дизайна, повидавших много чего и всякого на своём веку, познакомить читателей лично с собой или со своими друзьями-коллегами, вспомнить интересные моменты своей жизни, рассказать и показать кое-что из своей творческой деятельности... И очень приятно бывает, когда наши благие желания находят отзвук в душах наших товарищей.

Когда я попросил одного из наших ветеранов, известного и заслуженного промышленного дизайнера (а в советское время, в период значительного индустриального развития СССР, промышленных дизайнеров было большинство), сопредседателя Президиума Клуба ветеранов СПб СД Василия Дмитриевича Черменина рассказать в этой рубрике о себе, то был приятно удивлён, получив от него повествование в стихотворной форме, часть которого я публикую ниже после нескольких слов о самом авторе. Как и многие другие «старики»-дизайнеры, воспитанные, образованные и работавшие в советское время, Василий Дмитриевич прошёл очень трудный жизненный путь и постоянно показывал примеры стойкости, трудолюбия, целеустремлённости и стремления к самосовершенствованию.

Василий Дмитриевич родился 14 января 1940 года в Кировской области. Детство  было трудным – с четырёх до двенадцати лет воспитывался в детском доме, а в 1957 году закончил школу фабрично-заводского обучения и получил специальность «тракторист лесной промышленности». С 1959 по 1962 год служил в Советской Армии, после демобилизации приехал в Ленинград работать слесарем-инструментальщиком на Адмиралтейский завод…

cheremenin_02.jpg

И вот в 25 лет молодой рабочий идёт учиться в ЛВХПУ им.В.И. Мухиной на вечернее отделение по специальности «художник-конструктор», после окончания которого работает промышленным дизайнером на нескольких предприятиях Ленинграда (СКБ шлифовального оборудования, НИЭМ ЛВХПУ, НИИ ТВЧ), пока не устраивается в 1974 году в известную авиационно-космическую фирму – Холдинг «Ленинец», где проработал до выхода на пенсию, став ведущим дизайнером этого Объединения.

cheremenin_03.jpg

Василий Дмитриевич – постоянный участник дизайнерских городских выставок, а с 1999 года – Международного авиационно-космического салона в Москве (МАКС); он имеет множество свидетельств на промышленные образцы и грамоты.

Читая стихи, написанные Василием Дмитриевичем, приходится невольно вспоминать, что он болен, и настроение от этой неуходящей болезни у автора не всегда радужное, хоть он этого и не показывает… Давайте мы все пожелаем Здоровья, Сил, Веры и Радостей Жизни нашему другу, коллеге и прекрасному русскому человеку Василию Дмитриевичу Черменину.

…Не плотники, не кочегары мы,
Но мы верны своей мечте!
Мы – ленинградские дизайнеры
Горды и счастливы вполне!

Давайте вспомним те года,
Когда мы начали трудиться –
Мы были молоды тогда,
Покой с тех пор нам только снится.

Не всем дано вот так  служить,
Любимым делом заниматься –
Дизайнером ты должен быть
И верным долгу оставаться!

Вдохни  в  бумагу мысль сполна!
Проект пусть будет твой прекрасен,
Как техника, что так нужна! –
Пусть интерес  к  ней  не  погаснет!

Мы всё подвергнем пересмотру,
И пусть в конце нас ждёт успех,
Красиво будет всё, удобно.
А наш девиз: «Дизайн – для всех!»…

...Я бодрым быть хочу  всегда,
Судьбы невзгодам не сдаваться,
О прошлом вспомнить иногда,
С коллегами не расставаться.

Хочу дерзать, творить в дизайне
И пласт культуры поднимать!
А для души и вдохновенья
С друзьями рюмку наливать!

Когда придёт час расставанья,
То не доделав массу дел,
Останусь лишь в воспоминаньях  –
Ведь это общий всех удел.

Так в мысли не бери, товарищ,
Болезней всяческих всерьёз!
Хандру отбрось – ты вновь воспрянешь
И в нашем Клубе оживёшь! 

(В.Д. Черменин)

Председатель Президиума  Клуба  ветеранов СПб СД  А.А.Печкин

line.jpg

Грачёв Михаил Георгиевич 

grachev_05.jpg

Начиная рассказ о Михаиле Грачёве, я невольно подумал: каким же может быть человек (человек вообще -– без привязки даже к конкретной личности) разнообразным и многоликим, эрудированным и просвещённым, неординарно мыслящим и эмоционально воспринимающим события и окружение. И невольно вспомнилась высказанная Гёте мысль о том, что каждого Homo sapiens надо воспринимать как МИР (в смысле МИРОЗДАНИЯ, ВСЕЛЕННОЙ) – в целом и без обиняков, как бесконечное количество эмоций, чувств, знаний, опыта, переживаний и внутреннего душевно-информационного наполнения...  Мне кажется, что это сравнение больше всего подходит к пожилым людям, много пережившим и испытавшим в своей некороткой жизни…

Михаил Георгиевич (М.Г.) – именно такой человек, совмещающий в себе бесчисленное количество знаний, умений, увлечений и интересов. Родившийся в 1936 году в Ленинграде, воспитывавшийся в интеллигентной, творческой семье, Миша рано почувствовал страсть и стремление постичь мир красоты и совершенства, выражаемый в реальных, видимых образах, красках и картинках...

grachev_04.jpg

Очень интересно и, я бы сказал – красочно, МГ рассказывает сам о себе и о первых его знакомствах с художественным творчеством: «Я родился в Ленинграде, где с малых лет мог наблюдать «Невы державное течение» и впитывать дух этого города... А вот корни мои с востока. Мой прадед приехал из Турции в 60-х годах XIX века и обосновался в Перми, был неплохим иконописцем и даже имел иконописную мастерскую. Моей матушке от него достались средиземноморский тип лица, умение рисовать и невероятная фантазия, свойственная вообще восточным людям. Отец мой руководил цехом литографии в типографии имени Ивана Федорова. Ему разрешалось приносить домой первые экземпляры изданий - сигналы (как они называются у печатников). Так с детства я знакомился с произведениями из Третьяковской галереи и Пушкинского музея. Однажды в книге из библиотеки отца я увидел «Рождение Венеры» Боттичелли. Меня поразила загадочность образа и красота изображения. С тех пор Боттичелли – мечта, к которой я стремлюсь приблизиться и пытаюсь эти секреты совершенства постичь всю жизнь...

Рисовать я начал раньше, чем научился ходить. Помню: в три года попросил дедушку, который был хорошим художником, нарисовать мне козла, а потом долго переворачивал лист и спрашивал, а где же его другой бок. Этот интерес к «конструкции» предмета проявился потом в выборе профессии дизайнера. Учась в средней школе, я посещал занятия в Таврической художественной школе, где постигал азы художественного творчества. Потом, в 1960 году я закончил Ленинградский Институт авиационного приборостроения и несколько лет работал инженером-конструктором, но непреодолимое желание постичь мир через искусство победило, и я поступил в Мухинское Училище (теперь – Академия им. А.Л. Штиглица).

grachev_02.jpg

grachev_03.jpg

Больше 20 лет создавал всевозможные приборы, тренажеры, электроакустику, спортивные товары и другие вещи. В дизайне я добился многого: спроектировал сотни промышленных предметов, получил 22 авторских свидетельства, несколько медалей на всевозможных выставках, долгие годы преподавал, стал членом Союза дизайнеров Санкт-Петербурга. Но одновременно я всегда писал и рисовал. Мне думается, что объёмное видение мира с точки зрения художника и дизайнера помогает мне в постижении сути вещей». 

grachev_01.jpg

Вот таким интересным человеком является Михаил Грачёв – наш друг и товарищ, который в свои 80 (!) лет продолжает много живописать, участвовать в художественных выставках и вернисажах (одна из его персональных выставок несколько месяцев назад прошла в Латвии) и – главное! – быть увлечённым спортсменом-горнолыжником…

grachev_06.jpg

Что тут сказать? – Так держать, Миша! Долгих тебе лет и удовлетворения от жизни! Да хранит тебя Бог!

Алексей Печкин
Председатель Клуба ветеранов СПб СД

line.jpg

medvedev_portrait.jpg

Медведев Всеволод Юрьевич

Родился в г. Ленинграде 26.12.1933 года.

Образование высшее, в 1956 г. окончил ЛВХПУ им. В.И. Мухиной (с 1994 года Санкт-Петербургская художественно-промышленная академия им. А.Л. Штиглица).

Диплом - К № 691733. Квалификация – художник декоративно-прикладного искусства.

В 1965-1969 г.г. учился на заочном отделении аспирантуры МВХПУ (бывшее Московское Строгановское училище). В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию. Диплом кандидата искусствоведения (по технической эстетике) МИС № 001366. По опыту работы – дизайнер широкого профиля. В периоды с 1963 по 1969 г. и с 1978 по 1990 гг. работал в Ленинградском филиале ВНИИ технической эстетики, занимаясь проектно-творческой, научно-исследовательской, экспертной и консультативной дизайнерской деятельностью. Являлся членом Ученого Совета ЛФ ВНИИТЭ.

С 1969 по 1978 работал в ЦНИИ «Лот» (Министерство судостроения)  руководителем отраслевого подразделения по дизайну и экспертизе изделий бытового назначения. Результатом многолетней проектно-творческой деятельности в различных организациях стало около 100 дизайнерских разработок разных групп и видов изделий бытового и производственного назначения, их упаковки, а так же интерьеров предприятий различного профиля. Лучшие из внедренных разработок, демонстрировались на отечественных и зарубежных выставках, были отмечены дипломами и медалями, защищены свидетельствами на промышленные образцы (получено 12 свидетельств).

Преподавал по совместительству в ЛВХПУ им. В.И. Мухиной с 1976-1977 учебного года по 1980-1981 учебный год и в 1987-1988 учебном году. Пo своим авторским программам читал курс лекций «научно-методические основы художественного конструирования» и (основам типологии и ассортимента промышленных изделий».

В эти года занимался также пропагандой достижений и методов дизайна, являясь членом бюро секции «Техническая эстетика» в Ленинградском Доме научно-технической пропаганды (ЛДНТП) общества «Знание» РСФСР. Проводил конференции, семинары, циклы лекций по актуальным проблемам дизайна читал лекции и редактировал сборники материалов конференций, семинаров, и отдельные издания ЛДНТП, посвященные дизайну. Неоднократно участвовал в передачах Ленинградского радио и телевидения по разным аспектам дизайна. На протяжении 1970-х - 1980-х годов регулярно принимал участие в работе ряда специализированных художественно-технических советов и комиссий города, контролировавших уровень качества определенных групп изделий бытового назначения.

Был награжден почетными грамотами и дипломами общества «Знание» РСФСР, Главного управления торговли, Главного управления народного образования Ленгорисполкома, а также Ленинградского филиала ВНИИТЭ и Ленинградской организации Союза дизайнеров. С 1994 г. по 2012 г. преподавал в должности доцента в Санкт-Петербургском государственном университете технологий и дизайна (СПГУТД.) Сначала на кафедре дизайна, а затем (с 2003 года) на кафедре истории и теории искусств.

В 1999 г. Медведеву В.Ю. было присвоено ученое звание доцента по кафедре дизайна (аттестат доцента ДЦ № 013672 от 17.03.1999 г.)

По 8 авторским программам читал курсы лекций и вел практические занятия со студентами различных кафедр и факультетов. За этот период работы опубликовал несколько десятков статей в научных журналах СПГУТД и разработал 7 учебных пособий к преподаваемым дисциплинам. Пять из них переиздавались несколько раз, 6 получили гриф «УМО» (учебно-методического объединения ВУЗов РФ в области дизайна и изобразительных искусств), рекомендованы в качестве учебных пособий для студентов ВУЗов, обучающихся по специальности «Дизайн».

За весь период творческой деятельности Медведевым В.Ю. было опубликовано более 130 научных и учебно-методических работ, включающих статьи, брошюры, монографии, учебные пособия по актуальным вопросам истории, теории и методики дизайна. Последняя монография – сборник статей «Научные аспекты дизайна» была издана в 2014 году и в 2016 году переиздана.

Общий стаж работы Медведева В.Ю., после окончания института – 56 лет, стаж научно-педагогической работы – 43 года, в том числе педагогический стаж – 24 года. В 1989 году Медведев В.Ю.. был награжден медалью «Ветеран труда», имеет удостоверение «Ветеран труда».

С 1987 года член Союза дизайнеров СССР, а с 1992 года – член Общественной творческой региональной организации «Сaнкт-Пeтepбургский Союз дизайнеров». Вплоть до последних лет принимает активное участие в общественной жизни организации секции «Теория и педагогика дизайна».

В 2003 году Президиум Совета Союза дизайнеров России наградил Медведева В.Ю. Почётным знаком «За заслуги в развитии дизайна» (Указ №5 от 5.12.2003 г. № 29) . В этом же году Медведев В.Ю. также был награжден Почетной грамотой Министерства образования «За многолетнюю и плодотворную научную, педагогическую и общественную деятельность, большой вклад в работу ВУЗа по подготовке высококвалифицированных специалистов» (приказ 17/823 от 18.11.2003 г.) В 2008 году Медведев В.Ю. был награжден нагрудным знаком (отраслевая награда) «Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации» (Приказ 996/к-н от 18.07.2008 г.)

В 2016 г. награжден грамотой OTPO СПб Сд «За вклад в развитие Санкт-Петербургского Союза дизайнеров». 

line.jpg

dukk_portrait.jpg

Хвалебное слово Белле Дукк

Иногда, идя по жизни, встречаешь очень интересных и необычных людей: скромных, тихих, интеллигентных, талантливых, хорошо эрудированных, красивых физической и душевной красотой, излучающих свет добра и благости, помогающих другим людям и при этом лишённых амбиций, тщеславных устремлений и тёмных замыслов. Это святые люди... Именно такой является Изабелла Филимоновна Дукк, которая для всех людей, кто с ней работал и общался, всегда была, и есть, и будет просто нашей милой и обаятельной Беллочкой! И не иначе!.. 

Когда в дизайнерском коллективе, решающем какую-то творческую проблему, работает такой человек, как Белла, то за конечный результат работы можно не беспокоиться, ибо вкус, талант, разумность, спокойствие, ответственность и коммуникабельность Беллочки являются залогом того, что проект будет выполнен на высочайшем уровне и в срок. И неважно в данном случае даже знать КАКОЙ КОНКРЕТНО ЭТО ПРОЕКТ (помещение для релаксации, графическая инсталляция  или производственный комплекс) – важно быть уверенным в профессионализме, неординарности, тщательности проработки проекта и при этом необходимо видеть и  оценить отношение к работе и миролюбиво-дружескую и творческую атмосферу, которую умеет создавать в решающей степени именно Белла. Рассматривая конкретно идеи и проекты, автором которых является Белла Дукк, всегда поражаешься, прежде всего, её стремлениям к тщательности и нюансировке проработки проекта и к поиску оригинального, нешаблонного и выразительного решения поставленных дизайнерских проблем и задач - и эти качества проектов Беллы не раз особо отмечались профессионалами на различных выставках и семинарах. 

Наличие вкуса, внутренней душевной интеллигентности и доброжелательности, мягкости в обращении с людьми и бесконечного дружелюбия и приветливости - вот основные человеческие характеристики Беллочки... Один только эпизод, хорошо иллюстрирующий её великодушие и благородство. Сегодня почти все дизайнеры знают, что творческий Союз дизайнеров  в Советской стране (СД СССР)  появился лишь спустя четверть века после становления и утверждения промышленного искусства как профессии и что своеобразным прообразом и предтечей будущего СД СССР был Институт технической эстетики (ВНИИТЭ), Ленинградский филиал которого располагался в Михайловском замке и который объединял многих художников-конструкторов Ленинграда. И когда Институт прекратил своё существование и распался, как говорится, по естественным (политическим) причинам, то никто другой, а именно Беллочка Дукк в силу свойственной только ей доброте и стремлению к вселенской дружбе и миропорядку стала собирать бывших ВНИИТЭшников для дружеского общения (и делает это вот уже двадцать пять лет!) на ежегодные встречи,  сами по себе уже ставшие петербургско-дизайнерскими легендами...

Жизнь коротка, и поэтому каждую минуту и каждый миг её мы должны  благодарить Бога за радость и удовольствие общаться с людьми, которые, живя рядом с нами, напоминают нам о высшем предназначении человека, являются нашей совестью, нравственно нас очищают и вселяют в наши души Веру в Хорошее. Мы должны благодарить судьбу, что Беллочка Дукк, являясь таким светлым и прекрасным  человеком, пребывает  рядом с нами, и пожелать ей Здоровья, Благополучия и Всех, Всех Благ.
 
С Юбилеем, Беллочка!

Члены Клуба ветеранов Санкт-Петербургского Союза дизайнеров Марина Капранова и Алексей Печкин