Об экологии, истории и графическом дизайне. Часть 3


Если смотреть на процесс формирования экологии графического пространства в исторической перспективе, то мне представляется, что он имеет цикличный или даже, точнее, спиралевидный характер. Что я имею ввиду? С древних времен человечество придумывает всё новые и новые способы демонстрации своих товаров и услуг широкой аудитории, рекламных носителей становится всё больше, а их визуальное воздействие – всё сильнее. Появляются новые способы и формы рекламно-графической деятельности – одна только ambient-реклама чего стоит. Она привлекает внимание – цветом, образами, необычностью подхода, непроизвольно притягивает к себе не только взгляд, но и самого человека вовлекает в коммуникацию.
  
graphic_design_eco_22.jpg
IBM: Smart Ideas for Smarter Cities, Ogilvy & Mather France. Ссылка.
В то же время на протяжении всей истории человечества с развитием рекламы появляются различные способы урегулирования рекламного процесса и ограничения его воздействия на общество. Граффити заполонили стены античных городов — изобрели альбумы, засилие плакатов и афиш — афишные тумбы, бесчисленное количество вывесок начало искажать пропорции и архитектонику зданий — архитекторы начали предусматривать их наличие уже на этапе проектирования и так далее. Не говоря уж о всевозможных законах и нормативах, регулирующих тематику рекламных сообщений и характер их распространения. При этом как бы мы не относились к наружной рекламе, ее влияние (кстати, совсем не обязательно негативное) на окружающее пространство, пожалуй, даже слишком очевидно. Настолько очевидно, что мы его практически не замечаем.

Я помню, как в школе нам рассказывали, что если рядом есть какой-нибудь постоянный звуковой раздражитель, ну, например, громко тикающие часы, то, в конце концов, к этому звуку адаптируешься и перестаёшь его слышать. Но если рядом с такими часами заснуть, а они вдруг остановятся, то велика вероятность проснуться. Не от звука, а от внезапно наступившей тишины. Так и с визуальным шумом: мы зачастую не замечаем его в обычной жизни, но на контрасте с графической тишиной его сила становится очевидна. Прочувствовать эту тишину мы можем, например, благодаря бразильскому фотографу Tony de Marco, который задокументировал исполнение «закона о чистом городе» в Сан Пауло и показал процесс очищения города от рекламных носителей. Эти фантомы наружной рекламы – неожиданно опустевшие щиты и пятна от снятых билбордов на стенах домов, очень наглядно показывают роль рекламных носителей в формировании графического окружения. Даже более наглядно, чем их реальное присутствие.

graphic_design_eco_23.jpg
Источник.
Но глядя на подобные проекты становится очевидно, что к проблеме экологии визуальных коммуникаций в городе мы подходим в основном с количественной точки зрения: сколько рекламных носителей допустимо использовать на единицу площади, чтобы человек чувствовал себя комфортно в окружающей среде. Мне же кажется, что обзор этой темы был бы неполным, если хотя бы в нескольких словах не коснуться качественного аспекта тоже.

Начну немного издалека. Не секрет, что последние несколько десятилетий визуальная среда все более и более усложняется. Гармоничные для нашего зрительного восприятия природные пространства всё больше вытесняются ритмами и графикой городской среды, в основе формирования которой как три кита лежат автоматизация, технократизация и информационные технологии. Исследователи отмечают, что на протяжении почти всей истории своего существования человек жил в условиях физиологического зрительного комфорта. Это значит, что вокруг него были леса, поля, реки и облака, а если город, то совсем не такой как сегодня – застроенный типовыми многоэтажками, а разнообразный по своим архитектурным формам и декору. Но с появлением автоматизированных технологий ситуация в корне изменилась. Всё больше стало монотонных ритмов и неестественно гладких поверхностей, создающих значительное визуальное напряжение.

К середине ХХ века ситуация совсем уж накалилась, и в 1980-х годах появилось целое новое научное направление – видеоэкология. Её основатель, доктор биологических наук Василий Антонович Филин, доказал, что быстрые микродвижения наших глаз, саккады, совершаются нами непроизвольно и в определённом ритме. При этом они имеют амплитуду, которая изменяется в зависимости от того, на что мы смотрим. Чем больше амплитуда – тем хуже, ведь человеку, как и любому живому существу, свойственно экономить энергию. Он провёл ряд экспериментов, в результате которых доказал, что существую два типа «вредных» визуальных полей, т. е. таких, которые провоцируют увеличение этой амплитуды – это так называемые гомогенные и агрессивные поля. Подробно о них можно прочитать в его книге «Видеоэкология: что для глаз хорошо, а что — плохо» и на сайте videoecology.ru

Но здесь интересно вот что: полученные результаты и сам автор, и его последователи в основном применяют к сфере архитектуры. Вроде бы оно и понятно: архитектурные ансамбли очень значимы для визуального восприятия и с точки зрения размера, и с точки зрения долговечности – если уж построили, то можно быть уверенным, что это надолго.

graphic_design_eco_24.jpg
Пример гомогенных и агрессивных пространств
А можно ли применить тот же подход к объектам графического дизайна? Насколько он оправдан в вопросе формировании графической среды?

Согласно В.А. Филину, агрессивная среда – это среда, которой человек одновременно видит большое количество зрительных элементов. Типичный пример агрессивного поля – это концентрические круги.

graphic_design_eco_25.jpg

Не смотрите долго – зарябит в глазах.

graphic_design_eco_26.jpg

Чуть менее агрессивны полоски…

graphic_design_eco_27.jpg

… и горошки. Но всё же и они очень разрушительно действуют при долгом созерцании.

В связи с этим на ум приходит, конечно, оп-арт. И не столько потому, что художники оп-арта создавали свои произведения на основе зрительных иллюзий, сколько потому, что эстетика оп-арта нашла широкое применение в дизайне, который быстро ассимилировал его приемы: обои, интерьеры, мода с использованием оптических иллюзий стали практически визитной карточкой 60-х годов.

graphic_design_eco_28.jpg

Да и сегодня широко распространены и востребованы.

graphic_design_eco_29.jpg
О. Стукалов, Студия Артемия Лебедева, проект динамических фасадов для небоскребов Wellton Towers Концерна «КРОСТ», источник
Графический дизайн тоже не остался в стороне. Логотипы с использованием всевозможных оптических иллюзий прочно входят в моду. А также плакаты, обложки, афиши…

graphic_design_eco_33.jpg

… и даже средовые объекты.

graphic_design_eco_30.jpg
North American Life, Identity & Sculpture, Yonge St. at Finch Ссылка
Действительно, графические иллюзии очень эстетичны, этого у них не отнимешь. Они интеллектуальны – представляют своего рода визуальную головоломку.

А вот экологичны ли? Мы смотрим на эти произведения и видим фактически агрессивные визуальные поля. И возникает вопрос: а можем ли мы оценивать произведения графического дизайна с точки зрения визуальной экологии? По каким критериям графическая среда может быть признана экологичной или нет? И вообще, имеет ли смысл оценивать её с этой точки зрения?

Визуальные экологи довольно категоричны в своих суждениях. По их словам, «в последнее время во всех крупных городах увеличилось число психических заболеваний. И этот рост продолжается. Специалисты назвали это заболевание «синдром большого города», который нередко проявляется в агрессивности человека. Среди множества факторов, по нашему мнению, противоестественная видимая среда вносит в рост психических заболеваний свой вклад».

Однако ритм – основа графического дизайна. Можно ли просто так взять и списать все носители, в основе которых лежат ритмические графические повторения как вредные и агрессивные? Как быть с такими всемирно признанными проектами, как фирменный стиль Олимпиады в Мексике, в конце концов?

graphic_design_eco_31.jpg
L. Wyman, P. Murdoch, Mexico-68
Думаю, здесь очень важно учитывать, во-первых, назначение носителя графической информации. Будет ли это временно вывешенный имиджевый плакат к определенному событию: яркий, притягивающий внимание, запоминающийся. Или же наоборот — плакат информационный, предназначенный для того, чтобы чётко доносить важную информацию и, например, висеть в комнате или в офисе, где целый день работают люди.

В некоторых случаях агрессивные поля вообще необходимы. Когда, например, стоит задача привлечь внимание к какому-то объекту окружающей среды.

graphic_design_eco_32.jpg

Во-вторых – размер. Будет это билет, листовка или суперграфика на стене дома – эффект, очевидно, будет различным.

В-третьих – средовой контекст: не усиливает ли, например, знак и без того агрессивную визуальную среду.

И тут возникает вопрос: а что есть наше зрительное восприятие? Ограничивается ли оно только тем, что видит наш глаз? Может быть архитектуры это касается в меньшей степени, т. к. она помещается в определённую среду и в ней, с большим или меньшим успехом, существует годами. Да и то: ракурс, дальность созерцания, освещение, да и просто наше эмоциональное состояние в момент наблюдения – всё это имеет большое значение для восприятия. С графическим дизайном всё оказывается еще сложнее, помимо всего перечисленного здесь еще подключается фактор информационный. Можем ли мы отделить то, на что мы смотрим от того, что мы об этом знаем? Можем ли отделить графическое выражение от целей и задач проектирования? И стоит ли оценивать их по-отдельности?

Как бы то ни было, эти вопросы остаются открытыми: нет пока нормативов, позволяющих контролировать уровень качественного воздействия графической среды на человека, не выработаны критерии её оценки. Между тем, я думаю, что в ближайшем будущем этот аспект обязательно должен учитываться, чтобы сделать пространство города более чистым, понятным, экологичным, наконец.

line.jpg
«Об экологии, истории и графическом дизайне» 1 часть
«Об экологии, истории и графическом дизайне» 2 часть